Cталин.

Размещаем информацию об экономике, новшествах и происшествиях, влияющих на жизнь общества.
Правила форума
Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 24 июл 2017, 09:48

omalma писал(а):
22 июл 2017, 03:26
А сейчас Путин заставляет лично всех чиновников свой портрет в кабинетах размещать?
В кабинетах правительственных органов портреты действующего главы должны на мой взгляд вывешиваться. Почему? Это элементарное уважение к действующей власти.
Здесь имелось ввиду другое – коммунисты уже сейчас предлагают вывешивать портреты Сталина и ставить ему памятники, а Волгоград переименовать в Сталинград. Вот этого, как я считаю, делать нельзя.
Коммунисты сегодня как никто другие против выноса Ленина из мавзолея. Нет сомнений в том, что если бы в мавзолее был и Сталин, то они сегодня выступали бы и против захоронения Сталина. Почему?
Потому что люди, которые считают себя патриотами, мыслят поверхностно, а точнее не могут мыслить диалектически. Уже говорилось выше, что «ура-патриотизм» - это одна сторона диалектики, но не диалектика, а потому и есть зерно будущих проблем государства. Поэтому с моей точки зрения захоронение Сталина было правильным, и правильным является сегодня и захоронения Ленина. С этим Вы согласны?
Предположу, что согласны. А знаете почему? Потому что Лазарев С.Н. на своих лекциях много раз говорил, как плохо сказывается на энергетике страны мумия Ленина в мавзолее. А вот если бы Лазарев этого не говорил, то Вы, смею предположить, очень даже АКТИВНО и аргументированно выступали бы против как захоронения Ленина и, если бы Сталина не захоронили ранее, против захоронения и Сталина. Вот в чем проблема!
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

serge
Зарегистрированный участник
Сообщения: 97
Зарегистрирован: 30 июн 2015, 11:45
Ник: serge

Re: Cталин.

Сообщение serge » 24 июл 2017, 12:11

Беседа с последним Министром обороны СССР Маршалом Дмитрием Тимофеевичем Язовым.
Корр.: Недавно кинорежиссёр Никита Михалков предложил признать преступной деятельность Горбачёва и Ельцина. Неплохо было бы присоединить к ним «дорогого Никиту Сергеевича». Есть и подходящий повод: исполнилось 60 лет тому самому «историческому» докладу, который Николай Стариков назвал «сборником небылиц, лжи и клеветы», а американский историк Гровер Ферр — «антисталинской подлостью».

Д.Т. Язов: Заметьте, приступив к анализу хрущёвского доклада, дотошный американец, столкнувшись с первыми нестыковками, делает осторожный вывод: «преступное мошенничество?» Пока со знаком вопроса. К концу работы у него уже не оставалось сомнений: «Из всех утверждений „закрытого доклада”, напрямую „разоблачающих” Сталина или Берию, не оказалось ни одного правдивого». У нас на эту тему появилось много честных, серьёзных исследований. Я имею в виду книги Арсена Мартиросяна, Юрия Жукова, Елены Прудниковой, того же Николая Старикова. Надо только захотеть услышать правду.
Корр.: Но беда-то в том, что нашим оппонентам правда не нужна. Хотя спесь с них понемногу сбивают. Недавно в телевизионной передаче, обсуждавшей «юбилейный доклад», достойный отпор антисталинистам дали: Николай Стариков, Виталий Третьяков, Карен Шахназаров, Сергей Шаргунов. Я знаю, что в 1956 году Вы учились на последнем курсе Военной академии имени Фрунзе. Как в вашем коллективе восприняли «откровения» Хрущёва?

Д.Т. Язов: Для нас, недавних фронтовиков, имя Сталина было, можно сказать, святым. В те дни маршал Рокоссовский так и сказал: товарищ Сталин для меня святой. Военный авторитет Верховного Главнокомандующего был непререкаемым.

Да я Вам больше скажу: всё, что было хорошего в нашей жизни, мы связывали с его именем. В дни войны наши чувства хорошо выразил Константин Симонов в известном стихотворении «Товарищ Сталин, слышишь ли ты нас?»

Там есть такие сроки:

«Не мать, не сына — в этот грозный час

Тебя мы самым первым вспоминаем».

Вот и посудите, как мы могли воспринимать обрушившийся на нас поток самых фантастических обвинений? Наверное, самое первое ощущение — шок. Чувство какой-то чудовищной несправедливости. Преподаватель, знакомивший нас с докладом, плакал. Начальником академии в тот момент был Павел Алексеевич Курочкин — генерал армии, Герой Советского Союза, крупный военачальник. Он сказал тогда — за точность слов не ручаюсь, но смысл передаю точно — товарищ Сталин был великим вождём и гениальным Верховным Главнокомандующим. Таким он и останется для нас на всю жизнь.

Это, понятное дело, говорит человек военный. Его мнение — честное и смелое — объяснимо. Но вот ещё одно мнение: человека, который в тридцатые годы был репрессирован и, как говорится, хватил лиха сполна. Побывал в трёх ссылках. Одну отбывал, как и Сталин, в Туруханском крае. Я говорю о Валентине Феликсовиче Войно-Ясенецком. Святителе Луке. Бывшем архиепископе Симферопольском и Крымском, известном хирурге. Во время войны он совмещал служение Богу с работой в эвакогоспитале. Написал несколько серьёзных статей, в том числе по гнойной хирургии, за что был удостоен Сталинской премии. Специалисты говорят, что его работы не утратили своей актуальности и сейчас.

Не знаю, был ли он знаком с пресловутым докладом, но его мнение прямо противоположно хрущёвскому: «Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину. Сталин — богоданный вождь». Заметьте, эта оценка звучит от человека, причисленного к лику святых.

А вот мнение другого религиозного деятеля, митрополита Иоанна Санкт-Петербургского:

«Сталин нам дан Богом, он создал такую державу, которую сколько не разваливают, а не могут до конца развалить… Так что, если с Божьей точки смотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек. Богом данный, Богом хранимый».

Корр.: Может, атеист Хрущёв потому так и ополчился на вождя? А заодно и на всю православную церковь. Говорят, по его указанию, было снесено храмов больше, чем в самые богоборческие времена.

Д.Т. Язов: Вот это как раз нетрудно проверить. Хрущёвский «крестовый» поход против церкви происходил на глазах многих ныне живущих людей…

Корр.: Что не помешало нашим либералам и этот грех «повесить» на Иосифа Виссарионовича.

Д.Т. Язов: Ну это либо невежество, либо злой умысел. Известно, например, письмо Сталина Менжинскому от 1933 года. Приведу из него короткую выдержку: «ЦК считает невозможным проектирование застроек за счёт разрушения храмов и церквей, что следует считать памятниками архитектуры древнерусского зодчества». В то же, примерно, время из репертуара одного из московских театров была снята комическая опера «Богатыри», что не обошлось, конечно же, без вмешательства Сталина. В обосновании говорилось, что опера «даёт антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являющегося в действительности положительным этапом в истории русского народа».

Ещё факт. Сталин подписывает решение Политбюро ЦК от 1939 года, в котором говорится: «признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих».

За время войны в Советском Союзе было открыто 22 тысячи церквей. О помощи Сталина церкви и верующим есть множество документально подтверждённых свидетельств.

Корр.: Я читала, что сталинская Конституция 1936 года вернула священнослужителям избирательные права, верующие же получили право венчаться, крестить детей, праздновать Пасху… А чем лично Вы обязаны Иосифу Виссарионовичу?

Д.Т. Язов: Если на время абстрагироваться от военной составляющей, могу сказать, что не только я, но и большинство моих сверстников тем, кем мы стали, обязаны, в первую очередь, Сталину. Социализм, который он построил в «отдельно взятой стране, дал миллионам таких как я: образование, профессию, возможность совершенствоваться в своём деле. При какой другой власти мальчишка из глухого сибирского села мог стать маршалом? А ведь нас в семье было 10 детей. И поднимала мать такую ораву почти в одиночку. Отец рано умер, а позже и отчим погиб в Великой Отечественной. Всех вырастила, поставила на ноги.

Корр.: Похожая ситуация была в крестьянской семье бывшего диссидента, известного философа Александра Зиновьева. Детей было одиннадцать. Все вышли в люди. Один стал профессором, другой — директором завода, третий — полковником и так далее. В эту эпоху, — пишет Зиновьев, — «происходил беспрецедентный в истории человечества подъём многих миллионов людей из самых низов общества в мастера, инженеры, учителя, врачи, артисты, офицеры, учёные, писатели, директора».

При Сталине, приходит он к выводу: «было подлинное народовластие…, а сам Сталин был подлинно народным вождём». Вот потому-то мать Зиновьева, простая крестьянка всю жизнь хранила в Евангелии портрет Сталина.

Д.Т. Язов: Сейчас ёрничают, говоря о Сталине: «отец народов». А он действительно был для народа кем-то вроде отца. Эту глубинную связь со своим вождём люди чувствуют до сих пор. Потому и голосуют за него, рисуют иконы и ставят памятники вопреки колоссальным препятствиям.

Люди тоскуют по былому величию страны, по одержанным при Сталине победам, по уверенности, с которой народ смотрел в своё будущее, по справедливости, которая царила тогда в обществе. Кто-то назвал это народное состояние «поисками отца во времена безотцовщины». Точнее не скажешь!

Корр.: Сейчас, в связи с «юбилеем» опять подняли тему репрессий. Опять у наших антисталинистов капитаны командуют дивизиями, поскольку все, кто выше, поголовно истреблены. «Покажите мне хоть одного такого капитана! — неоднократно взывал к своим оппонентам Владимир Сергеевич Бушин. Блестящий публицист, фронтовик и мой давний друг. Я решила поискать. Нашла подсказку. Якобы в Ленинградском военном округе накануне войны во главе дивизий были сплошь капитаны. Вот я и отправилась на Волховский фронт. Проштудировала мемуары Кирилла Афанасьевича Мерецкова. И, представьте, нашла одного замечательного капитана.

История эта связана с трагическими событиями 1942 года, когда в окружение попала 2-я ударная армия. На поиски Военного совета и штаба армии Мерецков отправил танковую роту с десантом и своего адъютанта капитана Михаила Григорьевича Бороду. А дальше рассказ продолжит сам командующий фронтом: «Выбор пал на капитана Бороду не случайно. Я был уверен, что этот человек прорвётся сквозь все преграды. Когда началась Великая Отечественная война, краснознамёнец Михаил Григорьевич Борода, отличившийся ещё во время войны с Финляндией, являлся начальником 5-й погранзаставы возле Суоярви на финляндской границе. Финнам удалось… взять заставу в кольцо… 22 дня герои выдерживали осаду. А когда боеприпасы оказались на исходе, пограничники штыковой атакой прорвали кольцо окружения с неожиданной стороны — в направлении к Финляндии — и ушли от преследования в полном вооружении и неся с собой раненых».

И дальше Мерецков продолжает: «Михаил Григорьевич не раз отличался в бою. Так, весной 1942 года под Мясным Бором он получил от меня задание: помочь дивизии полковника Угорича отбить атаку противника, рвавшегося к Ленинградскому шоссе. Когда комдив был смертельно ранен, Борода временно принял на себя его функции и не дал дивизии отступить».

Д.Т. Язов: Да, такого капитана стоило поискать. А чтобы покончить с этой темой, скажу, что и во время войны и после мне не случалось встречать во главе дивизий капитанов. Командовали исключительно полковники и генералы. Кстати, я воевал по соседству с капитаном Бородой — на Волховском фронте.

Корр.: Почти все наши крупные военачальники — из крестьянских, часто многодетных семей: и Жуков, и Конев, и Черняховский, и Чуйков, и многие другие. У родителей Чуйкова, например, было 12 детей. Геббельс, рассматривая в 1945 году фотографии советских военачальников, признал: «По лицам их видно, что вырезаны они из хорошего природного дерева… Приходишь к досадному убеждению, что командная верхушка Советского Союза сформирована из класса, получше, чем наша собственная».

Как же это удалось — крестьянским детям превзойти немецких «сверхчеловеков»?

Д.Т. Язов: Вынужден повториться: и это во многом тоже благодаря заботам Иосифа Виссарионовича. Он большое внимание уделял подготовке военных кадров. В стране действовали десятки военных училищ, несколько академий, включая Академию Генерального штаба. На должность её начальника был назначен крупнейший военный специалист — Борис Михайлович Шапошников. Сталин его очень ценил и уважал. Однажды поинтересовавшись, чему учат будущих военачальников, вождь обнаружил, что третья часть учебного процесса отведена… политобразованию. Такова была традиция. Сталин собственноручно вычеркнул этот раздел и дал указание возникший пробел заполнить военными дисциплинами. Для Иосифа Виссарионовича такой подход к делу был вполне типичным. «Армия, — говорил он, — может быть сильной только тогда, когда пользуется исключительной заботой и любовью народа и правительства… Армию надо любить и лелеять». При Сталине к армии так и относились. Внимателен и заботлив был Верховный Главнокомандующий и к своим подчинённым. Как нельзя лучше это доказывает история с генералом Вольским.

Корр.: У некоторых авторов, пишущих о войне, я встречала мнение, что такого случая вообще не могло быть…

Д.Т. Язов: Случай, действительно, не ординарный. Но какие могут тут быть сомнения. Об этой истории довольно подробно рассказал Александр Михайлович Василевский. Он был тогда начальником Генштаба и представителем Ставки на Сталинградском фронте. Готовилось наше контрнаступление. Была определена дата: 19 ноября. И вдруг 17-го вечером Сталин вызывает Василевского в Москву и знакомит с письмом командира 4-го механизированного корпуса генерала Вольского. А надо сказать, что именно этот корпус должен был стать главной ударной силой фронта. Письмо примерно такого содержания: «Дорогой товарищ Сталин! Считаю своим долгом сообщить Вам, что я не верю в успех предстоящего наступления. У нас недостаточно сил и средств для этого. Я убеждён, что мы не сумеем прорвать немецкую оборону и выполнить поставленную перед нами задачу. Что вся эта операция может закончиться катастрофой и вызовет неисчислимые последствия, принесёт нам потери, вредно отразится на всём положении страны…

Корр.: Не могу удержаться от реплики: это какой же верой в своего Главнокомандующего надо было обладать, чтобы в столь неподходящий момент поделиться с ним своими сомнениями. Ведь реакция могла быть самой суровой.

Д.Т. Язов: На самом деле произошло вот что. Сталин поинтересовался, что за человек, написавший ему это тревожное письмо. Получив отличную характеристику, попросил соединить его с Вольским. Со слов Василевского, он сказал ему: «Я думаю, что Вы неправильно оцениваете наши и свои возможности. Я уверен, что Вы справитесь с возложенными на Вас задачами и сделаете всё, чтобы ваш корпус выполнил намеченное и добился успеха… Готовы ли Вы сделать все от вас зависящее, чтобы выполнить поставленную перед Вами задачу?»

Услышав положительный ответ, Сталин спокойно закончил: «Я верю в то, что вы выполните вашу задачу, товарищ Вольский. Желаю вам успеха».

Василевский вернулся в Сталинград. Операция развивалась успешно. Вольский действовал смело и решительно. Поставленную задачу выполнил. Вот как зафиксировал этот факт Василий Иванович Чуйков в своей книге «От Сталинграда до Берлина»:

«23 ноября в 16 часов части 4-го танкового корпуса под командованием генерал-майора А.Г. Кравченко и 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта под командованием генерал-майора В.Т. Вольского соединились в районе хутора Советский. Кольцо окружения сомкнулось». Когда Василевский в очередной раз докладывал Сталину об обстановке, тот спросил, как действовал Вольский и его корпус. Услышав, что действовали они отлично, сказал: «Вот что, товарищ Василевский, раз так, я прошу Вас найти там, на фронте, хоть что-нибудь пока, чтобы немедленно от моего имени наградить Вольского. Передайте ему мою благодарность и дайте понять, что другие награды… впереди».

У Василевского был трофейный немецкий «вальтер». К нему прикрепили дощечку с соответствующей надписью, и Александр Михайлович передал командиру корпуса слова Сталина и подарок.

«Мы стояли с Вольским, — вспоминал позже Василевский, — смотрели друг на друга и с ним было такое потрясение, что этот человек в моём присутствии зарыдал, как ребёнок».

Вот, что значит вовремя поддержать человека, помочь ему обрести уверенность и сказать напоследок доброе слово. Таким он был, наш Верховный Главнокомандующий.

Корр.: Но на этом ведь история не закончилась…

Д.Т. Язов: Да. Было у неё героическое продолжение. Это случилось уже после того, как армия Паулюса была окружена. Но на выручку ей спешила специально созданная группа «Дон» под командованием Манштейна. Танкам немцев удалось прорвать нашу оборону. Сложилась опаснейшая ситуация. Могло пройти суток двое и уже поздно было бы что-то предпринимать. Трёхсоттысячная армия Паулюса могла уйти из Сталинграда. Ставка решила выдвинуть навстречу Манштейну 2-ю гвардейскую армию Малиновского. Но её нужно было перебросить с другого фронта. К нужному сроку она не успевала. Положение спасли корпус Вольского и находившиеся поблизости части. Они задержали немцев до подхода гвардейцев Малиновского. Вот что писал по этому поводу командующий фронтом Ерёменко: «Величайшая заслуга наших частей и соединений, вступивших в неравный бой с группой войск Гота — Манштейна, состоит в том, что они ценой неимоверных усилий и жертв выиграли восемь дней драгоценнейшего времени, необходимого для подхода резервов».

В те дни газета «Красная Звезда» писала об одном из полков корпуса Волького: «подвиг, совершённый этим полком, перекрывает все представления о человеческой выносливости, выдержке и воинском мастерстве».

Корпус вскоре стал гвардейским. А что касается письма, с которого всё началось, то тут, видимо, сказались и страшное перенапряжение тех дней и чувство огромной ответственности и опасение, что может не получиться. Такое на войне бывало, особенно с теми, кто не прошёл боевого крещения, не успел побывать в серьёзных боях.

Корр.: А как сложилась дальнейшая судьба Вольского?

Д.Т. Язов: Я потерял его из виду. Знаю, что после корпуса он командовал гвардейской танковой армией. В 1944-м ему было присвоено звание генерал-полковника. Наши пути не пересекались. Слышал, что он рано ушёл из жизни.

Наберётся немало случаев, когда Сталин выручал человека в трудную минуту, входил в его положение, поддерживал, оказывал доверие. Об одном из таких примеров рассказывает комиссар Генштаба Ф.Е. Боков. В январе 1943 года он знакомил Верховного Главнокомандующего с документами. Среди них оказалось предписание командующего Южным фронтом Ерёменко и члена Военного совета Хрущёва. Они требовали снять с должности командира 4-го гвардейского механизированного корпуса генерала Танасчишина. Он обвинялся в превышении власти. Приведу с небольшими сокращениями состоявшийся диалог.

— Это какой Танасчишин? — спросил И.В. Сталин. — В прошлом кавалерист?

— Да. Зовут его Трофим Иванович.

— Я его хорошо знаю. Боевой рубака… А как его корпус воюет?

— Очень хорошо. При Танасчишине стал гвардейским.

Уточнив, в чём конкретно обвиняют генерала, Сталин подытожил: «личных мотивов у него не было. Болел за выполнение боевого задания, но переусердствовал…» И вынес решение: «Снимать не будем. Передайте Ерёменко и Хрущёву, что Сталин взял Танасчишина на поруки».

Ерёменко с Хрущёвым оставалось только повторить: на поруки, так на поруки.

Корр.: Дмитрий Тимофеевич, а я ведь встречала похожий случай в мемуарах Главного маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова. Там фигурирует лётчик-истребитель, прибывший в Москву за боевой наградой — звездой Героя Советского Союза. Получил, отметил с друзьями и поздно ночью возвращался домой. Услышав женский крик, бросился на помощь. К незнакомой девушке приставал солидный мужчина. В случившейся разборке лётчик застрелил обидчика. Пострадавшим оказался ответственный работник какого-то наркомата. Доложили Сталину. Разобравшись в происшедшем, он спросил, что можно сделать по закону? Ему ответили: до суда героя можно взять на поруки. Сталин написал заявление в Президиум Верховного Совета с просьбой отдать боевого лётчика ему на поруки. Просьбу удовлетворили. Лётчик вернулся на фронт, геройски воевал и погиб в одном из воздушных боёв.

Рассказав об этой истории, Голованов, близко знавший Сталина, отмечает: «Строгий спрос по работе и одновременно забота о человеке были у него неразрывны. Они сочетались в нём так естественно, как две части одного целого и очень ценились всеми близко соприкасавшимися с ним людьми. После таких разговоров как-то забывались тяготы и невзгоды. Вы чувствовали, что с вами говорит не только вершитель судеб, но и просто человек».

Д.Т. Язов: Вы спрашивали, как нашим полководцам удалось превзойти немецких. Их воспитывала, поднимала на служебные высоты сама атмосфера, созданная в армии при Сталине. Главный маршал артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев отмечал: «Сталин обладал завидным терпением, соглашался с разумными доводами. Но когда по обсуждаемому вопросу принималось решение, оно было окончательным». В своей книге «Об артиллерии и немного о себе» Николай Дмитриевич описывает совместную работу с Верховным Главнокомандующим. «Работу в Ставке отличала простота, большая интеллигентность. Никаких показных речей, повышенного тона, все разговоры — вполголоса…

Он не любил, чтобы перед ним вытягивались в струнку, не терпел строевых подходов и отходов.

При всей своей строгости Сталин иногда давал нам уроки снисходительного отношения к небольшим человеческим слабостям. Особенно мне запомнился такой случай. Как-то раз нескольких военных задержали в кабинете Верховного дальше положенного. Сидим, решаем свои вопросы. И тут как раз входит Поскрёбышев и докладывает, что такой-то генерал… прибыл.

Пусть войдёт, — сказал Сталин.

И каково же было наше изумление, когда в кабинет вошёл не совсем твёрдо державшийся на ногах генерал! Он подошёл к столу и, вцепившись руками в его край, смертельно бледный, пробормотал, что явился по приказанию. Мы затаили дыхание. Что-то теперь будет с беднягой! Но Верховный молча поднялся, подошёл к генералу и мягко спросил:

— Вы как будто сейчас нездоровы?

— Да, — еле выдавил тот пересохшими губами.

— Ну тогда мы встретимся с вами завтра, — сказал Сталин, — и отпустил генерала.

Когда тот закрыл за собой дверь, И.В. Сталин заметил, ни к кому не обращаясь:

— Товарищ сегодня получил орден за успешно проведённую операцию. Что будет вызван в Ставку он, естественно, не знал. Ну и отметил на радостях свою награду. Так что особой вины в том, что он явился в таком состоянии, считаю, нет. .

Рассказав эту поучительную историю, Яковлев добавляет, что во многом благодаря Сталину, в руководстве страной с первого дня войны и до последнего было нерушимое единство. Слово Верховного Главнокомандующего было законом.

Корр.: Дмитрий Тимофеевич, заметили, что наши либералы запустили по новому кругу свою заезженную пластинку: войну мы выиграли вопреки Сталину? Жириновский просто в истерике заходится, пытаясь доказать недоказуемое.

Д.Т. Язов: Всё объяснимо. Приближаются выборы. В Думу хочется. А предъявить народу нечего. Вот и пускают в ход давно опровергнутые небылицы. Я недавно прочитал книгу Феликса Чуева о нашем выдающемся авиаконструкторе Сергее Владимировиче Ильюшине. Ему принадлежат вот эти слова: «У Сталина была хорошая черта: он не любил всякую сволочь и очень любил Россию Он был для честных. И воспитывал надёжных. Потому и побеждали».

Корр.: Слово русского гения Ильюшина против домыслов «сына юриста» Жириновского. Неплохо выглядит.

Мой отец во время войны летал на знаменитом ильюшинском штурмовике «Ил-2». О войне он рассказывать не любил, но в семье были книги про авиацию. В одной из них я нашла слова английского генерала: «Россия выпотрошила немецкую армию. Ил-2 был одним из её наиболее важных хирургических инструментов».

Д.Т. Язов: А Вы знаете, что в судьбе этого прославленного самолёта, можно сказать, решающую роль сыграл Иосиф Виссарионович. Не знаю, что было причиной — может быть, недомыслие, косность, не исключена и зависть — но против самолёта ополчились все, от кого зависел его выпуск. Особенно упорствовали военные. Ильюшин не сдавался. Но на всякий случай приготовил чемоданчик с сухарями. До серьёзной опалы дело не дошло. Вмешался Сталин. Отправил за конструктором машину. Привёз к себе, сказав:

— Если не возражаете, товарищ Ильюшин, поживёте пока у меня. Здесь, надеюсь, Вам никто не будет мешать работать.

Конструктор прожил у вождя неделю. Позже он делился своими впечатлениями с сотрудниками: «У Сталина никакой роскоши, но огромное количество книг. Все стены в книгах. Он читал по ночам по триста-пятьсот страниц… Мы вместе питались — щи, гречневая каша, никаких разносолов… Конечно, за эту неделю я измучился до предела. Выдержать темп работы Сталина непросто».

Но самое интересное было впереди. В один из дней вождь привозит Ильюшина на заседание Политбюро. Кроме соратников Сталина присутствуют авиационные специалисты. Выслушав разные мнения, Иосиф Виссарионович сказал: «А теперь послушайте, что думаем по этому поводу мы с товарищем Ильюшиным…». В итоге ильюшинское КБ осталось в Москве, а Сергей Владимирович и его сотрудники получили возможность спокойно заниматься своим делом.

Казалось бы, всё улажено. Но Сталин не выпускает историю с самолётом из своего поля зрения. И вот через какое-то время директорам авиационных заводов Шенкману и Третьякову летит грозная сталинская телеграмма: «Вы подвели нашу страну и Красную Армию. Вы не изволили до сих пор выпускать самолёты Ил-2. Самолёты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь как воздух, как хлеб. Шенкман даёт по одному Ил-2 в день, а Третьяков даёт Миг-3 по одной, по две штуки. Это насмешка над страной, над Красной Армией.

Нам нужны не МиГи, а Ил-2. Если 18-й завод думает отбрехнуться от страны, давая по одному Ил-2 в день, то жестоко ошибается и понесёт за это кару.

Прошу Вас не выводить правительство из терпения и требую, чтобы выпускали побольше Илов. Предупреждаю последний раз».

Корр.: И кто-то ещё смеет утверждать, что войну мы выиграли вопреки Сталину.

Д.Т. Язов: Послушайте, что было дальше. «Отбрехнуться» не удалось. После сталинских указаний всё нашлось для производства необходимого количества самолётов. И на фронт ежедневно пошло по сорок Илов.

А машина была, действительно, замечательной. О ней говорили: это русское чудо, звёздный час Ильюшина. В мире не было равного этому самолёту.

А вот немецкая оценка: «Самолёт Ил-2 — свидетельство исключительного прогресса. Он является главным, основным противником для немецкой армии».

Для Сталина всегда на первом месте было дело. И, конечно, человек, от которого зависела судьба этого дела. Известен, например, такой случай. Верховный Главнокомандующий был недоволен работой начальника Главного штаба Военно-морского флота. Встал вопрос о замене. Рекомендовали адмирала Исакова, но были сомнения: утвердят ли его кандидатуру. У адмирала была ампутирована нога. Все сомнения развеял Сталин. Он сказал: «Лучше работать с человеком без ноги, чем с человеком без головы».

Корр.: Вы, конечно, смотрели один из последних телевизионных «Поединков», где скрестили шпаги лидер ЛДПР Владимир Жириновский, производивший, мягко говоря, впечатление человека не совсем вменяемого и спокойный, корректный, вооружённый множеством фактов, Николай Стариков. Основной удар, естественно, наносился по Сталину, но досталось и Старикову, его защищавшему. Против него ополчились не только команда Жириновского, но и так называемый эксперт с какой-то учёной степенью и даже Соловьёв, ввернувший по ходу разговора про зловещие энкаведешные «воронки», забирающие по ночам добропорядочных граждан. И что в итоге? Старикова поддержало на 50 тысяч телезрителей больше, чем его коллективных оппонентов. Народ чует ложь за версту.

Д.Т. Язов: Если вернуться к Александру Зиновьеву, то он называл Сталина не только «величайшей личностью нынешнего столетия», «величайшим гением», но и «самым подлинным и верным марксистом».

Но я бы хотел вернуться к разговору о сталинских военачальниках. Посмотрите, какую блестящую плеяду командующих вырастил Иосиф Виссарионович во время войны. Вот перед вами типичная судьба крестьянского парня, ставшего маршалом бронетанковых войск, дважды Героем Советского Союза. Всё, что связано со Сталиным, Михаил Ефимович Катуков отображает в своей… автобиографии.

Корр.: Почему в биографии? Он не отделяет свою личную жизнь от вождя? Разве не проще было написать мемуары?

Д.Т. Язов: Он их и напишет. Позже. Но самое сокровенное — в автобиографии.

«В сентябре месяце я впервые увиделся с товарищем Сталиным. Много я думал, как доложу ему… Но вышло совсем не так. „В прихожую вышел сам товарищ Сталин, протянул мне руку и сказал: Здравствуй, товарищ Катуков, заходи ко мне…”

В тот день был у меня двойной праздник. Я первый раз увидел товарища Сталина, говорил с ним, и в день 17 сентября мне исполнилось 42 года».



— Я брал на себя, — продолжает Катуков, — серьёзную ответственность в тяжёлые годы войны и честно выполнил свой долг, закончив войну в Берлине. И самой высшей для меня наградой было сознание, что и присягу, и данное слово товарищу Сталину, я выполнил».

Под автобиографией дата: 1960-й год.

Позже в своей книге «Памятное» Екатерина Сергеевна так описала свои ощущения тех лет: «Товарищ Сталин был для нас таким высоким идеалом коммуниста-большевика, что все мы, в том числе и я, отдали бы за него свои жизни, не задумываясь».

Д.Т. Язов: Побывавший в 1937 году в Москве известный немецкий писатель Лион Фейхтвангер, размышляя о Сталине, заметил: «Скоро начинаешь понимать, почему массы его не только уважают, но и любят. Он часть их самих…

Сталин, как он предстаёт в беседе, не только великий государственный деятель, социалист, организатор, — он, прежде всего — настоящий человек».

Корр.: А вот в человечности — то ему как раз и отказывают. Изображают патологическим злодеем, монстром и так далее — в соответствии с фантазией злопыхателей.

Д.Т. Язов: Я уже рассказывал, каким внимательным, терпеливым, заботливым он был руководителем. Приведу ещё один пример. Иван Степанович Конев рассказывает Константину Симонову о том, как он с группой других военачальников был на совещании у Сталина. Дело происходило уже после войны и встал вопрос об отпуске. Вождь спрашивает:

— Как здоровье?

— Здоровье так себе, товарищ Сталин.

— В отпуск идёте?

— Да, иду.

— Насколько?

— На полтора месяца… Больше не положено, товарищ Сталин.

— Как так не положено?

И, обращаясь к Булганину, который был первым заместителем наркома, говорит:

— Дайте ему три месяца. И ему три месяца, и ему три месяца, и ему три месяца. Надо понимать, что люди вынесли на своих плечах. Какая была тяжесть, как устали… Надо три месяца, чтобы почувствовали, привели себя в порядок, отдохнули, полечились».

Вот и судите, каким он был человеком. Таким, как у Фейхтвангера и Конева. Или таким, как у Сванидзе и Жириновского.

Корр.: Дмитрий Тимофеевич, не прощу себе, если не спрошу Вас о Рокоссовском. Он был из тех, кто как и Катуков, сохранил верность своему Главнокомандующему до конца. Хотя мог затаить обиду за то, что Сталин перебросил его с 1-го Белорусского, нацеленного на Берлин, на 2-й Белорусский фронт. Многие считают, что это было несправедливо, что русскому шовинисту Сталину нужен был в Берлине человек с русской фамилией.

Д.Т. Язов: Начну с того, что Сталин любил Рокоссовского за его деликатность, интеллигентность и, конечно, за огромный военный талант. А замена его Жуковым на 1-м Белорусском никакого отношения к национальности Константина Константиновича не имеет. Жуков был первым заместителем Верховного Главнокомандующего. Он знал людей, с которыми ему предстояло иметь дело. Как заместитель Сталина он правомочен был вести переговоры и в конце концов подписать акт о безоговорочной капитуляции Германии. Так что тут дело в простой субординации, если можно так сказать.

Кстати, манера общения с людьми и Сталина, и Рокоссовского схожи. Те же доброжелательность, уравновешенность, спокойствие. Этим Рокоссовский отличался от многих своих коллег военной поры. Вот как сам Константин Константинович определяет свой стиль общения с подчинёнными:

«У каждого руководителя своя манера, свой стиль работы с ближайшими сотрудниками. Стандарт в этом тонком деле не изобретёшь. Мы старались создать благоприятную рабочую атмосферу, исключающую отношения, построенные по правилу „как прикажете”, исключающую ощущение скованности, когда люди опасаются высказать суждение, отличное от суждения старшего».

Корр.: Наверное, нелегко ему пришлось с этим своим сводом правил, попав в подчинение к Жукову на Западном фронте?

Д.Т. Язов: Не забывайте, что это было под Москвой, в самые критические дни, когда всё висело на волоске. Может быть, в тот момент там и нужен был такой человек, как Жуков. Жёсткий, бескомпромиссный, не щадящий никого ради победы. Так было и в том случае, о котором я хочу рассказать. Рокоссовский тогда командовал 16-й армией. Оценив обстановку, он попросил разрешения отвести свои ослабленные в непрерывных боях дивизии за Истринское водохранилище, там подготовиться и дать врагу отпор. Иначе, считал он, противник опрокинет с трудом обороняющиеся войска и, как говорится, на их плечах форсирует водохранилище. Последовал незамедлительный ответ: «Приказываю стоять насмерть, не отходя ни на шаг». Стараясь избежать катастрофы, командующий армией обратился напрямую к начальнику Генштаба. Тот, приняв во внимание сложившуюся ситуацию, разрешил отвод. Но всё решила грозная телеграмма Жукова: «Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать!»

Видимо, узнав о стычке, Сталин позвонил Рокоссовскому. Тот приготовился получить ещё одну выволочку. Как и предполагал командарм, его войска вынуждены были отступить. Но вопреки ожиданиям в телефонной трубке услышал спокойный, доброжелательный голос Иосифа Виссарионовича: «Прошу Вас продержаться ещё некоторое время, мы вам поможем». На следующее утро в 16-ю армию поступили: полк «катюш», два полка противотанковой артиллерии, четыре роты солдат с противотанковыми ружьями, три батальона танков и две тысячи москвичей, чтобы пополнить поредевшие дивизии.

Я привёл этот случай, чтобы ещё раз показать, каким заботливым, внимательным и человечным был Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин. Так, что Лион Фейхтвангер не ошибся в оценке нашего вождя.

В заключение хотел бы привести слова старейшего сталинского соратника Вячеслава Михайловича Молотова, разжалованного Иосифом Виссарионовичем, что не помешало ему сохранить верность вождю и объективность его оценки. «Чем больше на него нападают, тем выше он поднимается… Более последовательного, более талантливого, более великого человека, чем Сталин, не было и нет».

Корр.: А я бы добавила ещё одно свидетельство Вячеслава Михайловича: «Мне наши полководцы рассказывали, что Сталин перед сражением, напутствуя, обычно говорил: «Ну, дай Бог!» или: «Ну помоги, Господь!»

Спасибо, Дмитрий Тимофеевич. Надеюсь, мы продолжим этот разговор. И, как говорил Иосиф Виссарионович, помоги, Господи!

Беседу вела Галина Кускова.
http://www.kramola.info/vesti/vlast/mar ... -o-staline

Аватара пользователя
omalma
Зарегистрированный участник
Сообщения: 7678
Зарегистрирован: 10 дек 2012, 17:27
Ник: omalma

Re: Cталин.

Сообщение omalma » 24 июл 2017, 21:16

Храмов, каждое воспоминание/описание не воспринимайте как аргумент, да еще к тому же на который должно ответить... ;)

Мнение Мао - современника Сталина:
Осуждение роли Сталина соратниками глубоко беспокоила китайского лидера. Мао обращался к этой теме в марте, октябре и ноябре 1956 года. В беседах с Послом СССР в КНР Павлом Юдиным, Мао Цзэдун говорил, зная, что тот доведет его мнение до сведения советского руководства: «Вы (имелся в виду Хрущев и Политбюро ЦК КПСС) совсем отказались от такого меча, как Сталин, выбросили этот меч. В результате враги подхватили его, чтобы им убивать нас. Ваши действия равносильны тому, чтобы, подняв камень, потом бросить его себе на ноги».

Во время визита в Москву 19 ноября 1957 года по инициативе китайского руководителя состоялась встреча Мао Цзэдуна с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко. Вот что сказал ему Мао Цзэдун: «По нашему мнению, Сталин имеет примерно 70 процентов заслуг и 30 процентов ошибок… Мы не согласны с вами в том, что не были должным образом определены масштабы заслуг и ошибок Сталина. Этот вопрос касается не только лично Сталина, но и всей КПСС, всего советского народа, поскольку за 30 лет при жизни Сталина были завершены революция и строительство социализма, достигнута победа в Великой Отечественной войне». Подробнее https://svpressa.ru/politic/article/104176/

Изображение
Хороший образ, который может помочь ощутить единство и любовь к другому: общаясь с кем-то, ты, в первую очередь, общаешься с Богом. С.Н.Лазарев

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 27 июл 2017, 09:51

Я вот в очередной раз задумался, откуда такой феномен – весьма многие уважаемые люди хвалят Сталина так, как будто он второй Христос, хотя если внимательно посмотреть, явно идет нарушение христианской заповеди «Не сотвори себе кумира». Мумия Сталина в мавзолее (сразу после смерти), памятники Сталина еще при его жизни в каждом среднем и большом городе – это же явное нарушение христианской заповеди.
Итак, почему даже весьма уважаемые люди так хвалят Сталина?
Ответы у меня следующие. Перечислю по степени важности, начиная от самого главного:

1. Большинство людей, хвалящих Сталина, не желают изучать сталинизм в деталях. Почему важно знать детали? Потому что когда не знаешь детали, очень легко можно обмануть даже себя самого, выдавая желаемое за действительное. Есть примеры этому? Есть.
serge писал(а):
24 июл 2017, 12:11
Беседа с последним Министром обороны СССР Маршалом Дмитрием Тимофеевичем Язовым.
...
Д.Т. Язов: Ну это либо невежество, либо злой умысел. Известно, например, письмо Сталина Менжинскому от 1933 года. Приведу из него короткую выдержку: «ЦК считает невозможным проектирование застроек за счёт разрушения храмов и церквей, что следует считать памятниками архитектуры древнерусского зодчества». В то же, примерно, время из репертуара одного из московских театров была снята комическая опера «Богатыри», что не обошлось, конечно же, без вмешательства Сталина. В обосновании говорилось, что опера «даёт антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являющегося в действительности положительным этапом в истории русского народа».
Ещё факт. Сталин подписывает решение Политбюро ЦК от 1939 года, в котором говорится: «признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих».
За время войны в Советском Союзе было открыто 22 тысячи церквей. О помощи Сталина церкви и верующим есть множество документально подтверждённых свидетельств.
...
Корр.: А я бы добавила ещё одно свидетельство Вячеслава Михайловича: «Мне наши полководцы рассказывали, что Сталин перед сражением, напутствуя, обычно говорил: «Ну, дай Бог!» или: «Ну помоги, Господь!»
Спасибо, Дмитрий Тимофеевич. Надеюсь, мы продолжим этот разговор. И, как говорил Иосиф Виссарионович, помоги, Господи!
Ответ на эту статистику уже был дан ранее.
Chramov писал(а):
14 июл 2017, 11:36
Пожалуй, заканчиваю свою мысль о Сталине. Буквально еще несколько слов о Старикове. Этот писатель в настоящее время стал очень популярен, поэтому считаю необходимым высказать свое мнение о нем.
Рецензия на книгу Николая Старикова «Сталин. Вспоминаем вместе».
2. Стариков подчеркивает заслугу Сталина в восстановлении Православия, в открытии новых церквей, восстановления поста патриарха. Но при этом не сделан детальный анализ того, что происходило с Церковью до 1941 года, какие планы строил Сталин по отношению к Церкви до войны. Самый яркий пример тому, что Сталин вовсе не был заинтересован в возрождении Русской Православную Церкви – это взрыв храм Христа Спасителя, самого главного храма в стране. Сохранилось письмо Куйбышева, который возражал взрыву храма, и ответ Сталина, который настаивал на взрыве. Обратим внимание, что храм был взорван не во времена Троцкого, Каменева и Зиновьева, а тогда, когда власть Сталина в Политбюро, а, значит и в самой стране, установилась абсолютной.

…В 1931 году Сталин решил взорвать главный храм страны – храм Христа Спасителя в Москве. Против взрыва этого храма начал активно выступать Валериан Куйбышев. Сохранилось письмо Куйбышева Сталину, в котором он объяснял, что не следует взрывать храм, что это величайший храм на Руси, он имеет не только религиозное значение, но и большое историческое и художественное значение. Сталин на письме Куйбышева собственноручно написал такую резолюцию: «Товарищ Куйбышев! Вы недопонимаете политического значения этого мероприятия. Настаиваю на том, чтобы храм Христа Спасителя был снесен. И.Сталин». 5 декабря 1931 года храм был взорван.

Стариков не раскрыл предвоенные планы Сталина по отношению к Церкви. А эти планы предусматривали ни много ни мало, а полное уничтожение Русской Православной Церкви.

…К 1941 году из насчитывавшихся в 1914 году 64 правящих архиереев и 66.140 приходского духовенства осуществляли церковную службу всего 4 архиерея и не более 500 священнослужителей. К этому времени для русского Православия сложилась критическая ситуация – возникла реальная опасность исчезновения Церкви, так как по церковным правилам если в живых останется меньше трех архиереев, то нельзя будет посвящать новых, и многовековая цепь преемственности епископства на Руси прервется. Согласно планам сталинского руководства, к концу 1942 года в стране должны были исчезнуть любые формы организованной религиозной жизни…

И, разумеется, Стариков ничего не рассказал о действиях Сталина по отношению к Церкви после войны. Таким образом, объективный анализ, судя по всему, не входил в планы Старикова.

…В середине 1948 года Сталин потерял интерес к Церкви, и политическая игра советской власти с Церковью резко прекратилась – уже в сентябре 1948 года выходит постановление ЦК о мерах по усилению антирелигиозной пропаганды. Тираж атеистической литературы с 19 млн. в 1948 году увеличился на следующий год до 30 млн. Вновь начались аресты священнослужителей. Начиная с 1949 года и до смерти Сталина количество храмов ежегодно стало уменьшаться на 100-150 приходов…
2. Сталин действительно выдающийся политик, и одна из черт его – он очень грамотно и умело сумел создать из себя образ доброго, заботливого вождя. Другими словами, сумел проявить свои выдающие «PR-качества». Здесь Сталину действительно было не занимать.
Chramov писал(а):
24 июл 2017, 09:47
Миллионы плачут в результате блестящей пропаганды при жизни Сталина. Здесь даже объяснять нечего. Скажи человеку тысячу раз, что черное – это белое, а белое – это черное, и человек поверит этому. На этом основана реклама – человек может и знает, что продукт вредный, но так как он рекламируется повсюду, то покупает именно его.
3. Люди в большинстве своем видят внешние успехи сталинизма, а вот каким способом эти успехи достигнуты, какой ЦЕНОЙ, этому не придается значение.
Зададим первый вопрос: Какова реальная ЦЕНА Победы?
ЦЕНА Победы – это не 7 млн. человек, как сказал Сталин при жизни, и не 26,6 млн. человек, как это официально считается сегодня, а если просуммировать все списки КНИГ ПАМЯТИ погибших ( а в них указан поименный список погибших с указанием ФИО, даты и места рождения, время призыва в армию и т.д.) – не менее 40 млн. человек (ориентировочно 43 млн.). Согласимся, после ознакомления таких потерь уже по-другому начинаешь относиться к Сталину как главного организатора Победы.

Зададим второй вопрос: За счет чего Сталину удалось поднять промышленность страны и укрепить рубль?
Не секрет, что просталинские историки восхваляют Сталина за то, что он за короткий срок смог поднять советскую промышленность: были построены несколько тысяч заводов, новые ГЭС, водоканалы, шахты. Это всё, без сомнения, было. Но в чем тогда проблема? И снова зададим вопросы.
За счет чего Сталину удалось поднять промышленность страны, построить новые заводы, шахты (Норильск, Воркута и т.д.), ГЭС, водоканалы?
За счет чего Сталину удалось поддерживать рубль на высоком конвертируемом уровне? Другими словами, за счет чего удалось минимизировать инфляцию рубля?
За счет чего Сталину удалось осуществить все экономические успехи СССР?

На все поставленные вопросы ответ очень простой и один, при этом понимая, что чудес на свете не бывает – все экономические успехи СССР при Сталине были достигнуты за счет БЕСПЛАТНОЙ и РАБСКОЙ эксплуатации заключенных ГУЛАГа, во-первых, и, во-вторых, за счет рабской коллективизации и раскуличивания крестьянства (самой многочисленной части СССР).
Общее число погибших в лагерях ГУЛАГА – это не менее несколько десятков миллионов человек, без всякой компенсации родственникам погибших. Это и есть ЦЕНА роста советской промышленности и устойчивого курса рубля.

4. И, наконец, почему в наше время люди так тоскуют о Сталине? Причина более чем банальна в действительности…
serge писал(а):
24 июл 2017, 12:11
Беседа с последним Министром обороны СССР Маршалом Дмитрием Тимофеевичем Язовым.
...
Люди тоскуют по былому величию страны, по одержанным при Сталине победам
Последний раз редактировалось Chramov 28 июл 2017, 09:49, всего редактировалось 1 раз.
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 27 июл 2017, 10:11

Пожалуй, закончу свою мысль.
Вопрос: Почему в наше время просталинские историки не могут видеть того, к чему пришла бы страна, если снова правил диктатор со сталинскими методами управления?

Ответ на этот вопрос тоже был дан ранее.
Chramov писал(а):
19 июн 2017, 10:02
Есть два типа диктаторов, которые весьма отличаются друг от друга. Причем оба могут укреплять страну (увеличение вооруженных сил, расширение границ, укрепление местной валюты и так далее) и потому внешне может казаться, что разницы между ними нет. Внешне разницы нет, потому что мы не видим их разницы на уровне души, их глубинных жизненных ценностей. Если бы они правили, допустим, 200 или 300 лет, то эта разница была бы заметна, а так как правление ограничивается обычно максимум 20-30 годами, то и увидеть разницу непосвященному человеку практически невозможно.
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 28 июл 2017, 09:19

Вопрос: Так как сегодня относиться к Сталину?

Сталин сумел поднять страну, превратить ее в сверхдержаву. Да, ради этой цели он погубил миллионы людей, а точнее десятки миллионов людей…
Но давайте на мгновение предположим, что по-другому спасти страну на тот момент нельзя было. Просто предположим, что после Октябрьской революции с принятием коммунистической идеологии лишь террором и репрессиями можно было объединить страну и сохранить ее независимость от Запада. Дает ли это основание сегодня (по состоянию на 2017 год) восхвалять Сталина, ставить ему памятники, называть в населенных пунктах новые улицы именем Сталина, переименовать Волгоград в Сталинград?
Предположим чисто теоретически, что Россия должна была пройти эту сталинскую «чистку», у России не было других вариантов, что Сталин – это после Октябрьской революции наименее худшее зло, которое могло произойти в России. Предположим, что именно так. Но даже если и так, то есть сталинскую «чистку» Россия обязана была пройти, то, тем не менее, личность Сталина никак не может являться примером для подражания будущим правителям России. Конечно, нельзя вычеркнуть Сталина из истории России, но и восхвалять его тоже нельзя. Ни в коем случае.
Это мое личное мнение…
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

serge
Зарегистрированный участник
Сообщения: 97
Зарегистрирован: 30 июн 2015, 11:45
Ник: serge

Re: Cталин.

Сообщение serge » 31 июл 2017, 17:12

в сентябре 1948 года выходит постановление ЦК о мерах по усилению антирелигиозной пропаганды.
Врать не надоело? Антирелигиозная пропаганда развернулась как раз после смерти Сталина:
В 1954 году ЦК КПСС принял два важных постановления по вопросам научно-атеистической пропаганды.
В постановлении от 7 июля 1954 года «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» ЦК КПСС отметил, что партийные организации неудовлетворительно руководят научно-атеистичес-кой пропагандой среди населения, и наметил конкретные меры по усилению антирелигиозной работы.
В постановлении от 10 ноября 1954 года «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» ЦК КПСС вскрыл факты грубого администрирования и оскорбления чувств верующих и духовенства со стороны отдельных местных работников. Осудив эти недопустимые факты, ЦК КПСС потребовал от партийных организаций дальнейшего усиления идейной борьбы против религиозных воззрений, воспитания трудящихся в духе воинствующего материализма.

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 02 авг 2017, 12:25

Что Вы хотите услышать, не могу понять?

Наверное, что Сталин любил Церковь, молился каждый день, отправлял своих генералов на фронт со словами: "Ну, с Богом!"
Это хотите услышать? Но этого не могу сказать...

А то что до войны не было своего патриарха, а уже в 1938 году в стране не осталось ни одного действующего монастыря, а как с этим быть?
А как быть со взрывом храма Христа Спасителя в декабре 1931 года, на месте которого открыли бассейн? Это тоже сделал Троцкий из далекой Франции? Сделал прямо перед "носом" у самого Сталина?

Наверное, скажите, что раз патриарх появился в 1943 году, то это и есть забота о Церкви?
А может Сталин разрешил избрать патриарха только по той причине, что началась война, причем не на жизнь, а на смерть,
и разрешение избрания нового патриарха - это всего лишь политический способ найти себе нового союзника внутри самой страны?
Вы такой вариант рассматриваете или нет?

Если Сталин так любил Церковь, то почему после войны начался выпуск снова атеистических журналов и газет?
Что мешало Сталину запретить их выпуск, по прежнему помогая Церкви?

С моей точки зрения Церковь являлась для Сталина лишь инструментом укрепления своей личной власти - когда она представляла опасность для власти, он ее преследовал,
когда из-за войны стала нужна, стал помогать (не малую роль сыграл тот факт, что Русская православная Церковь смогла "проглотить" все прежние обиды и гонения и уже в первый день войны обратилась к народу на борьбу против нацистской Германии - все-таки вера у Церкви, таким образом, сохранилась).
После войны Церковь опять стала не нужна, и Сталин снова стал ее преследовать, но так как роль Церкви в войне значительна,
то и преследовать в довоенных масштабах было уже невозможно. Что здесь непонятного?

И снова возвращаюсь к вопросу: ЧТО ВЫ ОТ МЕНЯ ХОТИТЕ УСЛЫШАТЬ?
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
omalma
Зарегистрированный участник
Сообщения: 7678
Зарегистрирован: 10 дек 2012, 17:27
Ник: omalma

Re: Cталин.

Сообщение omalma » 03 авг 2017, 09:18

По Божественной воле произошло все, что было, потому что предки своими мыслями, действиями/бездействиями, наивностью и пр. притянули/создали все ситуации. Примите уже "несправедливость", ведь на Божественном плане все что произошло - справедливо.

И что было в реальности один Бог знает и точную оценку он может дать, т.к. для нас, простых людей, многое скрыто либо вранье выдано за истину (н-р, действия США).
Хороший образ, который может помочь ощутить единство и любовь к другому: общаясь с кем-то, ты, в первую очередь, общаешься с Богом. С.Н.Лазарев

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 03 авг 2017, 10:33

omalma писал(а):
03 авг 2017, 09:18
По Божественной воле произошло все, что было, потому что предки своими мыслями, действиями/бездействиями, наивностью и пр. притянули/создали все ситуации. Примите уже "несправедливость", ведь на Божественном плане все что произошло - справедливо.

И что было в реальности один Бог знает и точную оценку он может дать, т.к. для нас, простых людей, многое скрыто либо вранье выдано за истину (н-р, действия США).
Абсолютно и полностью согласен - всё, что не произошло в прошлом, имело Божественный промысел, то есть именно так и должно было произойти. Но в чем загвоздка?
Гитлер ведь тоже пришел по Божественной воле. Не так ли? Но надо ли, если Гитлер появился по Божественной воле, ставить ему памятники?
Наверное, нет. Ведь согласимся, что лучше такому человеку памятники не ставить.
Тогда кому надо ставить памятники?

Тем политикам, которые не просто пришли в этот мир по Божественной воле, но и которые проявили личную заботу о спасении государства и его народа, и которые готовы были отдать свою жизнь ради этого, если бы обстоятельства потребовали.
Для Гитлера своя воля, свои цели и жизнь была важнее Германии и ее народа, поэтому он фактически пустил в "расход" немецкий народ в самом конце войны, призвав в фолькштурм юнцов и стариков или затопив метро в Берлине с ранеными, женщинами и детьми буквально за несколько часов до своей смерти.

Как противоположный пример - Петр I. Как уже было сказано выше, он при штурме Азова даже участвовал в сражении в звании капитана на одной из галер. То есть для Петра I своя жизнь была на втором месте после спасения Отечества. Поэтому с моей точки зрения, надо ставить памятники Петру I и называть новые улицы в городах его именем.
Ситуация с Гитлером, который ради своих амбиций готов был пожертвовать миллионами своих граждан, включая детей, юнцов, женщин и стариков, прямо противоположная.
Для Сталина, к сожалению, тоже - на первом месте для него являлось установление своей личной абсолютной власти сначала внутри СССР, а затем и в других странах мира, а вот всё остальное (народ, страна и т.д.) являлось лишь СРЕДСТВОМ для достижения этой главной цели. Вот в чем главная сложность понимания личности Сталина - мы видим успехи СССР (которые действительно очень значительны), но не видим какими способами и ценой Сталин добивался этих успехов, а если точнее НЕ ХОТИМ ЭТОГО ВИДЕТЬ...

Каков итог всему сказанному? Осуждать и проклинать Сталина нельзя ни в коем случае, но и ставить его в пример как образцового правителя (а как этого хочется многим!) тоже нельзя.

Так надо ли сегодня ставить памятники Сталину?
Так надо ли переименовать Волгоград в Сталинград?
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
omalma
Зарегистрированный участник
Сообщения: 7678
Зарегистрирован: 10 дек 2012, 17:27
Ник: omalma

Re: Cталин.

Сообщение omalma » 03 авг 2017, 13:02

Каким многим чего-то там хочется? "Многие" - это мнимо.

А где-то устанавливают памятники Сталину? В России?

Во Франции, которая сдалась за 38 дней фашистской Германии, несколько тысяч объектов с названием Сталинград, в т.ч. ст.метро, площади, проспекты и улочки https://nstarikov.ru/blog/22980 Они чтят память наших солдат самоотверженно боровшихся...

Как говорит Кедми только в России готовы втоптать в грязь тех, кто для России многое сделал..., и как почитают Наполеона потомки, хотя он очень много плохого сделал, что Кедми приводит (см.видео выше), но французы не желают зацикливаться на плохом, а потому и мы знаем о нем и в турпоездке по Парижу посещаем места, связанные с ним.

Изображение
Хороший образ, который может помочь ощутить единство и любовь к другому: общаясь с кем-то, ты, в первую очередь, общаешься с Богом. С.Н.Лазарев

Аватара пользователя
Gagara
Зарегистрированный участник
Сообщения: 3931
Зарегистрирован: 01 янв 2014, 09:24
Откуда: Запорожье
Ник: Gagara
Контактная информация:

Re: Cталин.

Сообщение Gagara » 05 авг 2017, 18:11

ничоси
<iframe width="854" height="480" src="" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

https://youtu.be/df1OAwj71Fw <iframe width="854" height="480" src="" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Аватара пользователя
Liudmilka
Зарегистрированный участник
Сообщения: 206
Зарегистрирован: 03 янв 2013, 16:08
Ник: Liudmilka

Re: Cталин.

Сообщение Liudmilka » 05 авг 2017, 19:08

Раздел 1. Прошлое нашей Цивилизации
Пакт Молотова Риббентропа, мифы и правда


Олег Валентинов, 2 августа 2017
Пакт Молотова Риббентропа и фальсифицированные к нему «секретные протоколы»

В середине прошлого столетия объединённая Европа во главе с нацистской Германией пошла войной на Россию. И теперь западные спецслужбы фальсифицируют документы, чтобы скрыть свою вину и выставить СССР агрессором...


Секретные протоколы, которых на самом деле не было

Автор – Олег Валентинов

75 лет назад, в августе 1939-го года, в Москве был подписан договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, более известный как «пакт Молотова-Риббентропа». Этот договор в своё время, особенно во времена перестройки, оброс рядом антисоветских мифов, большинство из которых сегодня уже отвергнуты серьёзными историками. Большинство исследователей уверены, что это был вполне нормальный договор, в котором для того времени не было ничего необычного.

Пакт вовсе не явился роковой ошибкой по «сговору с Гитлером», а стал настоящим успехом отечественной дипломатии, благодаря которому СССР избежал войны на два фронта. Ведь именно в дни подписания договора бушевало советско-японское сражение в Монголии, на реке Халхин-Гол (оно завершилось лишь 31 августа).

Пакт Молотова Риббентропа и фальсифицированные к нему «секретные протоколы»
После подписания советско-германского пакта правительство Японии было буквально в шоке от известий из Москвы. Такой дипломатический шаг Гитлера расценили в Токио как предательство. Это во многом предопределило и то, что уже после начала Великой Отечественной войны Япония так не решилась открыть свой фронт против нашей страны на Дальнем Востоке.

Ещё одно важное следствие пакта – советская граница отодвинулась далеко на Запад. При вероломном нападении Гитлера это обстоятельство сыграло свою, и немаловажную роль. Несмотря на быстрое продвижение германских войск, достигнутое за счёт огромного превосходства в военной технике, наша страна получила тогда те дни и часы на проведение мобилизации, которые были просто на вес золота. И в конечном итоге гитлеровцы были остановлены и побеждены в битве под Москвой...

Очевидно, что договор с нацисткой Германией был для нас делом вынужденным. Известно, что в 30-ые годы все попытки советской дипломатии создать в Европе систему «коллективной безопасности», заключив соглашения о военно-политическом сотрудничестве с Англией и Францией, успехом не увенчались. Более того, было видно, что правители Великобритании и Франции, которые уже имели свои договора о ненападении с Германией, делали всё, чтобы направить военную машину Германии на Восток, сделать Советский Союз объектом гитлеровской агрессии. В этих условиях, как справедливо отмечает сайт «Русская линия» рассчитывать на чью-то помощь со стороны было бессмысленно:

«Речь шла о подготовке к неизбежной войне, поскольку антисоветская и, что гораздо важнее, антиславянская риторика Гитлера была у всех на слуху. Трудно было рассчитывать на «вечный мир» с политиком, который присвоил всем славянским народам статус «недочеловеков». Кроме того, Сталин не сомневался, что в случае германской агрессии предстоит воевать на два фронта, так как Япония давно уже находилась в полной боевой готовности. Поэтому смысл подписания мирного договора состоял в первую очередь в том, чтобы использовать даже самую малейшую возможность для передышки, предотвратить возможность войны на два фронта и обезопасить границы страны, отодвинув их на Запад».

В очень непростых отношениях с фашистской Германией находилась все эти годы Польша. Открыто антисоветская (а глубже – антирусская) направленность её внешней политики не вызывала сомнений в Кремле. Именно Пилсудский первым из европейских правителей заключил с Гитлером договор о ненападении – вскоре после прихода нацистов к власти, в 1934 году (пакт Липского-Нейрата).

Пакт Молотова Риббентропа и фальсифицированные к нему «секретные протоколы»

Мало того, тот же министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп вёл неоднократные и вполне успешные переговоры с Варшавой о союзнических отношениях. А до него в Польшу неоднократно наведывался Герман Геринг и множество иных гитлеровских генералов и дипломатов, а польский министр и фактический глава государства Юзеф Бек ездил на свидание лично к Гитлеру, чтобы выразить тому своё глубокое почтение. Наконец, вместе с нацистами поляки после Мюнхенского сговора участвовали в разделе Чехословакии...

Всё это делалось только для того, чтобы сколотить военный союз против Советской России. Надо сказать, что и сегодня в Польше есть деятели, горько сожалеющие о том, что такой альянс не удался. Один из них, некий профессор Вечоркевич, в 2005 году на страницах известной польской газеты «Жечь посполита» мечтательно рассуждал о том, каким полезным был бы тандем нацистской Германии и Польши:

«Мы бы могли найти своё место на стороне рейха, почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с нашим маршалом Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

Однако Гитлеру в его людоедских планах никакой «великой Польши» вовсе не значилось, а все шашни с польским руководством нужны были лишь для того, чтобы усыпить бдительность поляков. Всё это прекрасно видели на Западе, и не мешали нацистам дурить Польше голову – только для того, чтобы через труп поверженной Польши Гитлер ринулся дальше на восток, на земли Советского Союза. Пакт Молотова-Риббентропа напрочь разрушил все эти иезуитские планы. И это, хоть и со скрипом, сегодня признают даже многие западные историки...

...Гораздо более интригующая ситуация складывается вокруг приложения к пакту, неких секретных протоколов, где в довольно циничной форме якобы оговаривались сферы раздела влияния между Германией и Советским Союзом в Восточной Европе – мол, к СССР должны были отойти Прибалтика, восточная Польша и Финляндия, всё остальное передавалось Гитлеру. Как отмечает по этому поводу сайт «Русская линия»:

"В период распада Советского Союза ни один документ не муссировался в советской перестроечной печати так, как этот секретный дополнительный протокол к Пакту о ненападении от 23 августа 1939 г. Публикации этого документа (по копии – подлинник, как выяснилось, был «надёжно» спрятан Горбачёвым) способствовали не только разжиганию национализма и русофобии на западных окраинах СССР (Западная Украина, Прибалтика), но и заложили в умы соотечественников популярную на тот момент идею – что Советская империя была настоящей «империей зла», что СССР и Третий рейх – близнецы-братья, и что Адольф Гитлер напал на своего «ближайшего друга и единомышленника» И.В. Сталина исключительно по случайному недоразумению.

Особенно крепко загипнотизировали интеллигенцию – «дали установку», как выражался «герой» того смутного времени Кашпировский, настолько мощную, что даже такой патриотически настроенный поэт, как Игорь Тальков, заворожено пел со сцены: «КПСС – СС!»...

Сегодня есть серьёзные основания утверждать, что этого секретного протокола на самом деле не было, он является грубой фальшивкой, которая была изготовлена уже после Второй мировой войны для дискредитации Советского Союза. По этому поводу ещё в 2007 году газете «Правда» дал подробное интервью бывший высокопоставленный сотрудник КГБ СССР В.А. Сидак, который не один год изучал подлинность «секретных протоколов». Интервью называлось «Экспертиза «секретных протоколов» к «пакту Молотов-Риббентроп» не подтверждает факт их существования и подлинности». Приводим его с небольшими сокращениями:

"– Валентин Антонович, вы уже делились своим анализом опубликованных документов и их трактовок, относящихся к секретному протоколу, который, по общепринятой ныне версии, сопровождал «пакт Молотова Риббентропа» и был подписан одновременно с пактом 23 августа 1939 года. Не буду попусту интриговать читателя и сразу скажу, что вы ставите под сомнение его подлинность.

– Вы правы. В сентябре 1999 года в связи с 60-летием начала Второй мировой войны мне довелось весьма основательно погрузиться в данную проблему – я стремился осмыслить её прежде всего и главным образом с точки зрения итогов работы комиссии Съезда народных депутатов СССР по политической и правовой оценке германо-советского договора о ненападении.

К работе этой комиссии мне довелось иметь самое непосредственное отношение. Кропотливый анализ материалов, которые были мне доступны для исследования, дает основание сомневаться в подлинности, аутентичности секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и СССР, других секретных советско-германских документов, обнаруженных в архиве ЦК КПСС и официально опубликованных в 1993 году в журнале «Новая и новейшая история»...

– Когда впервые секретный протокол стал предметом внимания общественности? Расскажите, пожалуйста, его весьма странную историю.

– Впервые фотокопия секретного протокола была опубликована в 1946 году в провинциальной американской газете «Сан-Луи пост диспач». Копию якобы негласно изготовил в конце войны при микрофильмировании документов германской дипломатической службы один из сотрудников секретариата И. Риббентропа по фамилии фон Леш. Спрятанная в Тюрингии коробка с микрофильмами в мае 1945 г. при не вполне ясных обстоятельствах была им передана военнослужащим оккупационных войск Великобритании.

Те, в свою очередь, поделились находкой с американскими союзниками, от которых текст протокола якобы и попал впервые в американскую прессу. В ходе Нюрнбергского процесса адвокат И. Риббентропа Альфред Зайдль попытался внести в число доказательств текст «секретного дополнительного протокола к советско-германскому пакту о ненападении 1939 года».

Однако Международный трибунал поставил под сомнение его доказательную силу. Впоследствии в своих мемуарах А. Зайдль признавал: «Я до сих пор не знаю, кто передал мне эти листы. Однако многое говорит за то, что мне подыграли с американской стороны, а именно со стороны обвинения США или американской секретной службы». В государственных архивах США, ФРГ и Великобритании хранятся фотокопии из этой пресловутой «коробки» риббентроповского чиновника. Других копий до 1989 года не существовало и в помине.

– Однако в сегодняшней России ссылаются на другие источники. Или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаетесь. Здесь я должен напомнить о событиях, связанных с I и II съездами народных депутатов СССР. С подачи лидеров прибалтийского сепаратизма группа российских политиков поставила задачу легализовать секретный протокол к «пакту Молотова – Риббентропа». Особую активность проявил здесь А.Н. Яковлев. И далеко не случайно именно он был избран председателем комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении, созданной на I съезде народных депутатов. О том, была ли эта комиссия способна принимать объективные решения, говорит её состав: в ней оказались Ю. Афанасьев, В. Ландсбергис, В. Коротич и ряд других «нардепов» с таким же политическим и нравственным обликом.

К тому же работа комиссии проходила на фоне мощной пропагандистской кампании. Одновременно проводилась работа по «документальному обеспечению» заранее спланированных выводов комиссии. Стараниями правой руки Э. Шеварднадзе – первого замминистра А.Г. Ковалёва была, например, опубликована в «Известиях» и в «Вестнике МИД СССР» пресловутая копия акта передачи в апреле 1946 года ряда секретных материалов одним работником секретариата В.М. Молотова (Смирновым) другому (Подцеробу).

Служебная записка двух мидовских чиновников была широко использована как косвенное указание на существование в СССР подлинника секретного дополнительного протокола к советско-германскому договору от 23 августа 1939 года. Потом с её помощью на II съезде народных депутатов СССР А.Н. Яковлев сломал отчаянное сопротивление наиболее осторожных или откровенно недоверчивых депутатов, в частности харьковского рабочего Л. Сухова.

– Но такой же оригинал должен был храниться и в Германии. И в ФРГ не было сил, которые были бы заинтересованы в его сокрытии.

– По официальным дипломатическим каналам советская сторона дважды обращалась в ведомство федерального канцлера ФРГ Г. Коля с просьбой провести тщательную проверку немецких архивов на предмет отыскания подлинника секретного протокола. Власти ФРГ сумели предоставить лишь уже давно известные «копии» и ещё раз подтвердили, что подлинники этих документов у них отсутствуют... В своём выступлении на съезде А.Н. Яковлев предложил депутатам признать «на уровне современных знаний» копии секретного протокола достоверными, так как последующие события якобы развивались... точно «по протоколу». Аргумент, что и говорить, железобетонный!

Пакт Молотова Риббентропа и фальсифицированные к нему «секретные протоколы»

– Значит, никаких подлинников?

– Не всё так просто. Во время работы комиссии в одном из подразделений МИД СССР не без участия Яковлева и его команды был «случайно» обнаружен уже машинописный текст секретного дополнительного протокола и других приложений, заверенных сотрудником Совнаркома СССР неким В. Паниным. В 1992 году по ним были осуществлены публикации в официальном двухтомнике МИД под названием «Документы внешней политики СССР. 1939». Однако когда позднее во время работы над договором с Литвой МИД России понадобились подлинники секретных приложений к советско-германским договорам, то в архиве Президента РФ дипломатов отослали к журнальной публикации.

– Это как?!

– В конце 1992 года известный «борец за историческую правду» Д. Волкогонов сообщил на пресс-конференции об обнаружении подлинников в России, и уже в начале 1993 года в журнале «Новая и новейшая история» были опубликованы обнаруженные в «Особой папке» архива ЦК КПСС тексты советско-германских документов 1939–1941 годов, в том числе секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов Германии и СССР, подписанный В.М. Молотовым и И. Риббентропом 23 августа 1939 года. Сначала это подавалось как триумф приверженцев «исторической правды». Однако вскоре шумиха вокруг обнаруженных якобы подлинников секретных протоколов утихла, как будто их и не было вовсе. Из печати стало известно, будто оригиналы этих документов до сих пор хранятся «в условиях особо строгого режима».

– А почему при подготовке договора между РФ и Литвой надо было обращаться к секретному протоколу?

– Литовская Республика (не Литовская ССР, ибо в Союз она вошла только летом 1940 года) фактически была участницей раздела Польши. К Литве в 1939 году отошла Виленская область с нынешней столицей Вильнюсом, до этого принадлежавшая Польскому государству.

– Выходит, Прибалтика не была жертвой советско-германских договоренностей. Но, готовясь к встрече с вами, я обратил внимание на то, что и поведение Польского государства в конце 30-х годов прошлого века было пронизано не миролюбием, а агрессивностью. С одной стороны, в 1938 году поляки распевали частушки о том, что “ведомые Рыдзом-Смиглы, мы маршем пойдем на Рейн”.

Но сразу же после подписания Мюнхенского соглашения Варшава предъявила Праге ультиматум, требуя от Чехословакии Тешинскую область. Её захват рассматривался Польшей как национальный триумф. С другой стороны, в том же 1938 году в докладе польской военной разведки утверждалось, что «расчленение России лежит в основе польской политики на востоке... Главная цель – ослабление и разгром России». Польша была готова в разделе СССР сотрудничать хоть с кем. Документы утверждают, что на встрече министров иностранных дел Германии и Польши в начале 1939 года глава польской дипломатии «г-н Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и выход к Чёрному морю».

Видно, к переделу границ в ту пору была готова вся Европа, потому там были уверены, что в той атмосфере должны существовать разного рода секретные протоколы. И всё же у меня плохо укладывается сама возможность фальсификации документов такого уровня.

– А вспомните историю несуществующей речи Сталина на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 19 августа 1939 года. Тогда на Политбюро Сталин якобы произнёс речь, где говорилось о том, что «мы можем предотвратить мировую войну, но не станем этого делать, так как нам выгодна война между Рейхом и Антантой»...

– В 14-м томе Сочинений Сталина есть его «Ответ редактору “Правды”» по поводу вранья агентства Гавас. Речь идёт об этом случае? Тогда расскажите немного подробнее.

– Эта история обстоятельно исследована учеными из Института славяноведения РАН С.З. Случ в первом номере журнала «Отечественная история» за 2004 год опубликовал аргументированную статью «Речь Сталина, которой не было». Автор убедительно доказывает, что не было не только сталинской речи, но и самого заседания Политбюро с подобной повесткой дня.

Между тем именно на этой фальшивке в значительной мере основывается клевета, будто инициаторами войны с Германией были СССР и Сталин. Или якобы покоится ещё где-то в уральской земле чемодан с «личным архивом В.И. Ленина», о существовании которого бывший руководитель его секретариата Е. Стасова «предупреждала товарищей из ЦК» в начале 60-х годов. И ведь непременно найдёт его какой-то вездесущий Г. Рябов или Э. Радзинский Пора заканчивать кормить общество и разными суррогатами исторической правды – мемуарами каких-то переводчиков, охранников, водителей, близких и дальних родственников великих людей прошлого.

Чушь они порой несут, вроде той, что бывший шеф гестапо Мюллер после войны трудился в спецлагере на Урале, а Р. Валленберг сидел в одной камере со Штирлицем. Лично мне для постижения истины не нужны ни писательские изыскания В.В. Карпова, которого я глубоко уважаю и за его талантливые книги, и за достойно прожитую жизнь, ни откровенное паразитирование на малоизвестных эпизодах истории публицистов вроде Л. Безыменского, Л. Млечина или Ю. Фельштинского, ни воспоминания М. Горбачева, А. Яковлева или даже В. Болдина и В. Фалина. Вопрос серьёзный, а поэтому – фокусы в сторону, давайте работать только с первоисточниками.

– Но тогда и я хотел бы спросить: почему вы ставите под сомнение подлинность копий секретного протокола, которые имеются в распоряжении исследователей?

– Приводить все доводы, которые постепенно, шаг за шагом, подвели меня к данному выводу, наверное, излишне. Но о некоторых скажу. В фотокопии русского текста секретного дополнительного протокола из коллекции фон Леша, хранящейся ныне в Политическом архиве МИД ФРГ, трижды упоминается словосочетание «обоими сторонами» (это отчетливо видно на публиковавшихся в американской и английской печати фотоснимках). В хранящемся же в архиве Президента РФ тексте «подлинника» используется словосочетание «обеими сторонами». Случайность ошибки по небрежности машинистки или наборщика типографии я, зная, с какой тщательностью готовятся подобные документы, исключаю почти полностью. Далее.

В заверенных В. Паниным машинописных копиях совершенно иной перенос слов, другие машинописные интервалы, имеются различия в написании названий географических объектов, а также отсутствуют несколько характерных для немецкой копии деталей. О таких «пустяках», как подпись В.М. Молотова латиницей на ряде документов, я уж и не упоминаю.

Кроме этих трудно объяснимых с точки зрения порядка составления и подписания важных внешнеполитических документов обстоятельств, имеется масса других несоответствий по одним и тем же текстам секретных приложений, опубликованных в различных изданиях... Что это за непонятные ссылки на «Министерство Иностранных Дел Союза ССР» в документах, датированных 1939 годом, когда, как известно, существовали не министерства, а наркоматы?

Почему в немецких текстах документов фамилия В.М Молотова пишется то «W. Molotow», то «W. Molotov»? Почему в «подлиннике» доверительного протокола от 28 сентября 1939 года на русском языке написано «за Германское Правительство», тогда как в копии из архивов ФРГ указано «за Правительство Германии»? В оригинале секретного дополнительного протокола к Договору о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года есть лишь дата подписания документа, а в копии ещё и место заключения договора...

Идеолог горбачёвской перестройки А.Н Яковлев вешал народным депутатам СССР лапшу на уши, когда утверждал, что «графологическая, фототехническая и лексическая экспертизы копий, карт и других документов, соответствие последующих событий содержанию протокола подтверждают факт его существования и подписания». Ничего они не подтверждают! Любой грамотный юрист, любой эксперт-криминалист тотчас предметно и убедительно докажет, что достоверность документа по копии (тем более по фотокопии!) установить нельзя.

Подобные виды экспертных исследований проводятся исключительно по оригиналам документов: только они имеют доказательную силу в суде и иных юридических инстанциях. В противном случае многие из нынешних казнокрадов уже давно сидели бы не в своих уютных кабинетах, а в тюремных камерах.

А в этой истории примечательно ещё и то, что, по версии «демократов», графологическую экспертизу текстов документов и подписи В.М Молотова провели якобы сотрудники МУРа в пику специалистам Научно-исследовательского института КГБ, отказавшимся, несмотря на давление председателя комиссии А.Н. Яковлева, признать достоверность материалов по фотокопиям. Сомневается, кстати, в подлинности секретных протоколов и внук Молотова известный политолог В. Никонов, ссылаясь как на материалы Ф. Чуева, так и на собственные беседы с дедом.

– Может быть, качество зарубежных публикаций выше?

– Скажу откровенно: такие наиболее ходовые среди западных исследователей издания, как «Британская голубая книга войны», «Французская жёлтая книга», издания Госдепартамента США 1948 и 1949–1964 годов, вышедшие, соответственно, под названием «Нацистско-советские отношения: документы из архивов германского МИД» и «Документы германской внешней политики 1918–1945 гг.: из архивов германского МИД» или, к примеру, документы «Авалонского проекта школы права Йельского университета» считать первоисточниками при всём желании нельзя.

Когда один и тот же дипломатический документ (Договор о ненападении) по тексту переводится тремя разными терминами (Расt, Treaty, Agreement), то это говорит, как минимум, о непрофессиональном переводе.

Пакт Молотова Риббентропа и фальсифицированные к нему «секретные протоколы»

Что это, спрашивается, за официальный перевод секретного дополнительного протокола, в котором, по госдеповской версии, отсутствует целый абзац преамбулы, а в тексте Договора о ненападении пропущена статья IV?! Принимать же в качестве первоисточника популярное у польских исследователей лондонское издание «Дневников и карт» бывшего заместителя министра иностранных дел Польши Яна Шембека просто несерьёзно.

– Почему?

– Он умер в ноябре 1945 года, до того, как впервые публично заговорили о секретном протоколе. Между тем на этих сомнительных источниках строятся якобы научные исследования. Так, в значительной мере именно на них построен претендующий на фундаментальность труд ассистента Уральского государственного университета им. Горького А.А. Пронина под названием «Советско-германские соглашения 1939 г. Истоки и последствия».

Нелишне заметить, что работа была автором выполнена для финансируемого институтом «Открытое общество» (Фонд Сороса, грант № ВЕ 934) «Международного исторического журнала». В 1997 году приказом тогдашнего министра общего и профессионального образования РФ Кинелева это исследование было удостоено... медали «За лучшую научную студенческую работу».

Оно помещено в Интернете, и сегодня с него вовсю списывают зачётные рефераты нерадивые студенты. Наверное, экс-министр дал столь почётную награду автору за его игру в поддавки с небезызвестным Суворовым-Резуном, автором «Ледокола» и «Дня-М». Правда, сейчас, став кандидатом исторических наук, Пронин специализируется на проблеме участия евреев в культуре России.

– Валентин Антонович, порой складывается впечатление, что в так называемом секретном протоколе никакой серьёзной новой информации не содержалось. Перед встречей с вами я полистал подшивку «Правды» за 1939 год. Возьмем номер за 29 сентября. На первой странице печатаются официальное сообщение «К заключению германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией», сам этот германо-советский договор, «Заявление советского и германского правительств от 28 сентября 1939 года».

А под ними полужирным петитом в скобках: «(Карту, указанную в статье 1-й германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией см. на 2-й стр.)». Открываю вторую и страницу (полосу, как говорят журналисты). В левом углу письмо В.М. Молотова германскому министру иностранных дел И. Риббентропу (примечательная деталь.

Указано: «В наст. время в Москве», это как бы вместо адреса). А под ним на три седьмых ширины газетной полосы карта с жирно выделенной ломаной линией. Внизу подпись: «Граница обоюдных государственных интересов СССР и Германии на территории бывшего Польского государства».

– Такой же разграничительной картой, только с автографами И.В. Сталина и И. Риббентропа, А.Н. Яковлев в своё время, что называется, добил многих субъективно честных, но не шибко грамотных и пытливых народных депутатов. Эта карта никогда и никакого секрета не составляла, она была не приложением к «пакту Молотова – Риббентропа» от 23 августа 1939 года, а являлась составной и неотъемлемой частью другого внешнеполитического документа – Договора о дружбе и границе между Германией и СССР от 28 сентября 1939 года, подписанного уже после падения Польши.

Пора понять, что некоторым западным странам, их спецслужбам, а также падкой на сенсации желтой прессе историческая правда, её конкретные детали не нужны. Нужны лишь унижение нашей страны, развенчание определяющей роли Советского Союза в достижении победы над фашизмом.

Советской внешнеполитической разведкой были добыты, причем неоднократно, документальные свидетельства того, что около 40 лет назад США и рядом других стран НАТО была поставлена и с тех пор небезуспешно реализуется задача: любыми способами добиться признания Советского Союза государством-агрессором, «подлинным инициатором» развязывания Второй мировой войны, по крайней мере, активным пособником Гитлера в реализации его экспансионистских планов и устремлений в Европе и мире.

Осуществление планов и замыслов Запада почти сорокалетней давности идёт успешно. Для иллюстрации процитирую высказывание генерального секретаря НАТО Дж. Робертсона от 14 декабря 2002 года: «Пригласив в НАТО семь стран Центральной и Восточной Европы, альянс добился самой большой победы за полвека. Он перечеркнул пакт Риббентропа – Молотова и Ялтинские соглашения».

– В заключение принято говорить об уроках, которые следует извлекать из истории.

– Никакими самыми убедительными аргументами ненавистников нашей страны не остановить. У них другой интерес. Допускаю, что они не хуже нас знают сомнительный характер своих доводов.

Но непозволительно и подыгрывать им. А то в своем стремлении «привести в чувство» зарвавшихся политиков прибалтийских стран (в том числе по крайне актуальной сегодня калининградской проблеме) некоторые российские депутаты пытаются «извлечь пользу» из факта признания Съездом народных депутатов СССР советско-германского пакта о ненападении и секретного дополнительного протокола к нему юридически несостоятельными и недействительными с момента подписания.

Давайте, дескать, признаем свою «неправоту» в вопросе заключения пакта с Германией, а Литва пусть покрутится, как уж на сковородке, с проблемой ранее входившей в состав Польши Виленской области, равно как и по поводу территориальной принадлежности других полученных в результате пребывания в составе СССР территорий. Легковесность и самой идеи, и приводимой при этом аргументации очевидна.

Доведённая до абсурда идея «единоличного правопреемства» России от СССР, с пропагандой которой выступает ряд патриотично настроенных российских политиков, неизбежно заводит в правовой тупик. В конечном итоге призывать к акциям «публичного покаяния» нужно сегодня не Россию. Не она владеет территориями, отошедшими к Советскому Союзу в результате «преступного сговора двух диктаторов».

И если руководители прибалтийских государств, Украины, Молдавии и Белоруссии всё же сочтут для себя необходимым и возможным встать на этот скользкий путь, ведущий в никуда, они, по крайней мере, обязаны перед народами своих стран сделать это, опираясь, в частности, не на досужие домыслы фальсификаторов истории, а на рассекреченные и официально опубликованные документы из российских архивов, аутентичность которых должна быть установлена достоверно.

Пора ставить жирную точку в этой загадочной истории с секретными протоколами. Если они реально существуют – обнародуйте их в строгом соответствии с определенным законом порядком опубликования внешнеполитических актов Российского государства и несите при этом всю полноту ответственности за этот шаг.

Если же есть обоснованные сомнения (а их, на мой взгляд, более чем достаточно), нужно привлечь авторитет депутатов российского парламента и опыт действительно уважаемых и политически не ангажированных специалистов различного профиля для определения подлинности материалов и выяснения всех обстоятельств, связанных с их появлением на свет»...

А вот какой комментарий к этому интервью дал известный бывший сотрудник Внешней разведки России, военный историк Арсен Мартиросян:

«Как видите, мнение о том, что секретные протоколы, особенно же самый первый из них – тот, что от 23 августа 1939 г. – фальшивка, более чем обосновано. Не менее обосновано и мнение о том, что немецкие участники переговоров сделали черновые записи относительно устных договорённостей, о которых шла речь в Кремле. А на их основе либо в самом конце войны либо же сразу после неё состряпали «секретный дополнительный протокол» от 23 августа 1939 г. и иных его не менее сфальсифицированных «собратьев» и стали выдавать их за “секретные протоколы”, определившие “сферы влияния” двух держав, якобы «распиливших Восточную Европу.

Хотя речь на переговорах шла о «сферах интересов». Именно так и обстояло дело. Давайте не забывать, кому первыми попали в руки микрофильмы архива МИД Третьего рейха. Правильно, англо-американцам. А что это за сволота – едва ли нужно объяснять. Не надо забывать, что у тех же янки только в германском посольстве в Москве было два ценных агента. И янки более или менее точно знали и содержание договора о ненападении, и тех устных договоренностей, которые впоследствии стали выдавать за «секретный дополнительный протокол». Тем более, что первые черновые записи этих устных договорённостей попали в руки именно к ним, ещё до начала Второй мировой войны.

Обращаю внимание на то обстоятельство, что Гитлер в своей речи от 22 июня 1941 г., как ни странно, подтвердил, что имели место всего лишь некие договорённости. Ведь он во всей этой речи использовал выражение «московские договорённости» или просто «достигнутые договорённости», но не подписанный «секретный дополнительный протокол» от 23 августа 1939 г.! А вот когда война уже закончилась, то тогда перед Западом возникла острейшая необходимость фальсификаций, дабы опорочить СССР и именно его выставить виновником войны. Почему?! Да по очень простой причине. Договор символизировал собой не только всю глубину провала западной политики в первой половине ХХ века, прежде всего британской политики.

Прежде всего, договор о ненападении сорвал целеустремлённо реализовывавшееся намерение Запада цинично подставить Советский Союз под удар нацистской Германии уже в самом конце 30-х гг., чтобы затем на «плечах» последней ворваться в Восточную Европу и реализовать там свои геополитические цели – установить там своё господство! Более того. Договор-то круто поменял не только предвоенную и даже послевоенную конфигурацию в Европе, но и, прежде всего, расписание войны, поставив Запад в ситуацию, когда он вынужден был защищать себя, а не мечтать об установлении своего господства в Восточной Европе за счёт причинения чужими руками ущерба СССР.

В результате, Великобритания, а также послушно следовавшая в фарватере её политики Франция первыми же и вляпались в войну, которую так усердно подготавливали для столь ненавистной им России, хотя бы и именовавшейся тогда СССР! До сих пор Запад не может успокоиться от того приступа бешенства, которое его охватило, едва только стало известно о заключении советско-германского договора о ненападении.

Как же – какая-то неумытая, по мнению Запада, Россия во главе с варваром-диктатором утёрла нос Западу в высшем вопросе мировой политики: мир или война?! А ведь шесть лет кряду этот якобы варвар-диктатор предлагал Западу по-честному договориться о системе коллективной безопасности, об условиях честной взаимопомощи в отражении гитлеровской агрессии! А в ответ слышал только пренебрежительные, зачастую просто оскорбительные, а нередко ещё и откровенно хамские отказы во всем, по любому вопросу, даже мельчайшему!

Признать всё это Запад не может, не в силах признать, иначе он будет не Запад. И успокоиться не может, никак не может.

А вот подло мстить за свои же преступления перед человечеством, причём мстить невиновному, который к тому же спас этот проклятый Запад от коричневого рабства – это завсегда с большим удовольствием! Запад же, не приведи Господь!.. Вот потому-то ещё в конце войны там начали готовить предпосылки для будущей многолетней и многоходовой пропагандистской кампании против СССР. А уж когда представилась малейшая возможность состряпать фальшивые, якобы уличающие СССР в разжигании войны «документы», то тут усердию Запада не стало предела.

Вот тут-то англо-американцы поработали (и работают же!) совместно. Именно совместно. Потому что по своей тупости янки в то время не смогли бы состряпать такую фальшивку, чтобы выдать её за микрофильм из архива МИД Германии. Тут явно чувствуется рука британской разведки – эта старая, но отнюдь не потерявшая ни нюх, ни навыки особого коварства «лиса» такое может состряпать, что потом все черти в аду ноги себе переломают, но не найдут и не поймут, что к чему. Сколько фальшивок она запустила за всю свою историю – так и в штаб-квартире МИ-6 не сосчитают! Черновые записи о содержании устных договорённостей у них были. Образцов же подписей Молотова у западников было предостаточно – за период пребывания на посту наркома иностранных дел в период с 1939 по 1945 гг. он много совместных с англо-американцами документов подписал.

И подпись Риббентропа так же не была секретом для англо-американцев, особенно же для бриттов, где он был послом Третьего рейха в Лондоне. Соответствующие умельцы по подделкам имеются в каждой солидной разведке. У бриттов такие умельцы – с давних пор. Целая «школа» и ещё какая! И эти такое могут состряпать, что не только комар носа не подточит, но и ни одна ангажированная экспертиза ничего не найдет. Особенно же, подчеркиваю это вновь, если «изделие» было состряпано именно британской разведкой. А уж через микрофильмы ввести в оборот фальшивку – вообще пару раз плюнуть.»...

Источник http://ru-an.info/

Андрей Фурсов. О "пакте Молотова"
https://youtu.be/KhQir9wom60


Кургинян о пакте Молотова-Риббентропа
https://youtu.be/zDXitgpxIwc

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Секретные протоколы

Сообщение Chramov » 14 авг 2017, 08:25

Лев Александрович Безыменский – автор книги «Гитлер и Сталин перед схваткой» (2000).

Лев Алекса́ндрович Безыме́нский (30 декабря 1920, Казань, — 26 июня 2007, Москва) — русский советский писатель и журналист, историк, германист. Профессор Академии военных наук, сын поэта Александра Безыменского.
Лев Александрович Безыменский родился в Казани в семье поэта Александра Безыменского. В 1938 году поступил на философский факультет Московского института философии, истории и литературы. В августе 1941 года был мобилизован и направлен рядовым в запасной инженерный полк. Прошёл обучение на курсах военных переводчиков и в военном институте иностранных языков. С мая 1942 года служил на Юго-Западном фронте офицером радиодивизиона особого назначения. В декабре 1942 года назначен военным переводчиком в разведотделе штаба Донского фронта, которым командовал Рокоссовский. В качестве переводчика Безыменский принимал участие в допросах фельдмаршала Паулюса, Геринга, Кейтеля и других пленных немецких генералов.
1 мая 1945 года Лев Безыменский переводил для маршала Жукова письмо Геббельса и Бормана, в котором они сообщали о смерти Гитлера.

В 1946 году Лев Безыменский демобилизовался из армии и продолжил учёбу уже на философском факультете Московского государственного университета. В 1948 году он окончил МГУ и поступил на работу литсотрудником в редакцию журнала «Новое время»
Работал корреспондентом журнала на Берлинской и Женевской сессиях Совета министров иностранных дел четырёх держав. В 1972 году защитил кандидатскую диссертацию. Был членом Совета Центра германских исторических исследований при Институте всеобщей истории РАН.
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Секретные протоколы

Сообщение Chramov » 14 авг 2017, 08:26

Отрывок из книги Л.А.Безыменского «Гитлер и Сталин перед схваткой».

Читатель всегда прав — даже когда он ошибается. Автор, и только автор, бывает виноват, если он не заставил читателя понять его, поверить ему, принять его аргументацию и мотивы той или иной трактовки. Конечно, всего проще обвинить неведомого и незнакомого Читателя (с большой буквы), который не так глубоко изучил предмет, а автор потратил на изучение сего предмета не месяцы, а, быть может, годы работы. Применительно к историческим исследованиям это означает долгие поиски документов (а в недавних советских условиях выпрашивание доступа к ним!), освоение уже наработанного другими учеными, сопоставление точек зрения, не менее долгое время «пробивания» на журнальные и книжные страницы, в порой враждебный мир издателей, редакторов, цензоров. Господи, потратив силы на преодоление сих препятствий, как не разобидеться, если услышишь негативный отклик! Автор не умеет «добру и злу» внимать равнодушно.
В следующий раз такой большой текст убирайте, пожалуйста, под спойлер. Прим.модератора
Но приходит время, когда надо подавлять подобную, естественную, на первый взгляд, реакцию. Особенно когда наступает переломный момент в процессе формирования коллективного сознания того общества, в котором живешь. Когда не только по твоей теме, но в общем процессе восприятия исторического прошлого страны бьет час истины и появляются ранее не существовавшие возможности для приближения к той истине, от которой ты по своей или чужой воле был безмерно далек.
Кто будет спорить, что с конца 80-х и начала 90-х годов пробил для нас такой час? Пробил час и для письма, которое пришло к автору (с маленькой буквы) этой книги от Читателя, познакомившегося с моими суждениями об одном из «белых пятен» советской истории, а именно — о роковом и даже зловещем предвоенном периоде, о кануне Второй мировой войны. Москвич Д. Ф. Русаков писал мне:
«Лично у меня при чтении Ваших статей, а также многочисленных и противоречивых суждений на эту тему часто возникало чувство неудовлетворенности и досады на нашу отечественную историческую науку. Что это за наука, если пятьдесят лет спустя приходится создавать депутатскую комиссию для политической и правовой оценки договора 1939 года? А наука, даже в условиях гласности, все еще не решается самостоятельно обсуждать самые острые проблемы довоенной внешней политики нашего государства. У тех же, кто решился, все еще преобладают оправдательные тенденции в оценках этой политики, а негативные стороны умышленно остаются без внимания либо трактуются как второстепенные. Причем в основном события предвоенных лет рассматриваются с позиции «острой идеологической борьбы на международной арене». Такая позиция противоречит самой сути науки, призванной выяснить истину, независимо от того, кому она служит. Думаю, что наше человеческое достоинство и нравственное чувство были бы оскорблены, если бы мы пытались только «понять» внешнюю политику Сталина, не осуждая ее трагических последствий».
Д. Ф. Русаков продолжал:
«Трагичность нашей истории такова, что только равнодушному возможно писать ее без гнева и страсти. У меня такое чувство, что мы порой даже боимся объективно восполнять ее изъятые страницы. Многие еще полагают, будто что и как будут думать люди о прошлом важнее, чем сами исторические факты. Даже и пятьдесят лет спустя мы все еще не решились опубликовать принципиально важные документы, касающиеся внешней политики довоенных лет. Они давно известны во всем мире. Это один из печальных фактов нашей общественной жизни. Многие из этих документов не нуждаются в глубоком научном анализе для их освоения и вряд ли могут вызывать сомнение в их подлинности. Ведь мы сами были живыми свидетелями этих событий, а некоторые из нас даже непосредственными участниками их практического осуществления. В конце концов именно народы творят историю, и много людей было на войне».
Как было мне реагировать? Оправдываться, что до сих пор не знал (и другие не знали) советских документов и не верил документам «из-за бугра», в которых излагались действия и намерения творцов советской внешней политики в тот период? Что в своих книгах обходил вопрос о секретных протоколах к договору 1939 года и уходил от подробного анализа его негативных последствий? Объяснять, что над тобой довлела «принятая» точка зрения (принятая, видимо, и самим собой)? Очевидно, Д. Ф. Русакову это было бы неинтересно, поскольку из его очень умного и аргументированного письма можно было заключить, что он имеет в виду не только мои грехи. Поэтому мне представился более правильным иной путь: попытаться, «переборов себя», подняться на уровень нынешних знаний о дискутируемом предмете.
В письме Д. Ф. Русакова содержалась горькая правда, адресованная всем историкам Великой Отечественной войны. Действительно, как можно было ее понять, не говоря ни слова о секретных соглашениях Сталина с Гитлером в 1939–1941 годах. Как можно ее понять, не рассказывая о причинах трагических поражений лета — осени 1941 года? Эти вопросы можно продолжать до бесконечности, обращая их не только ко мне, но и к другим моим коллегам, которые публиковали свои работы с 1945 года и до конца 80-х годов.
Принято говорить, что истина конкретна. Так будем верны этому правилу и попытаемся изобразить «весомо, грубо, зримо» процесс постижения самой конкретной истины предвоенного периода — постижения того беззастенчивого обмана, на котором в течение более полувека была построена концепция предвоенного периода в советской интерпретации. Обман этот был прост: просто отрицался факт существования секретных приложений к двум советско-германским договорам от 23 августа и 28 сентября 1939 года, определявших характер отношений СССР и Германии вплоть до рокового утра 22 июня 1941 года.
Никаких соглашений, кроме опубликованных в печати, не было. Никаких договоренностей о вхождении в случае войны Красной Армии в Восточную Польшу и Бессарабию. Никаких соглашений о судьбе трех суверенных республик Прибалтики. Никаких договоренностей о нейтралитете Германии в случае военных действий СССР против Финляндии. И так далее, и тому подобное...
Парадокс заключался в том, что всему миру об этом стало известно еще в том же 1939-м, самое позднее — в 1940-м, а в послевоенное время их существование доказано публикацией на Западе текстов соответствующих советско-германских документов. Они были преданы гласности во время Нюрнбергского международного трибунала и приняты историками всего мира как основа интерпретации предвоенного периода. Приняты во всем мире, но...
Но не у нас, в Советском Союзе. У нас об их существовании сначала просто молчали. Затем стали активно отрицать, объявляя их «буржуазной фальсификацией истории». Потом уточнили, что опубликованные тексты протоколов подделаны, в том числе и советские подписи под ними (а именно, сделанная латиницей подпись В. М. Молотова). Все официальные советские исторические труды исходили из «презумпции виновности», сиречь подделки секретных протоколов. Когда же анализ копий, опубликованных Западом по немецким секретным архивам, показал их подлинность, в Москве ушли «в глухую оборону»: мол, о копиях говорить не будем, пока не найдутся подлинники — а их не существует ни в правительственных, ни в дипломатических архивах. Секретных протоколов не было, утверждал престарелый В. М. Молотов. Протоколов нет, подтверждал многолетний глава дипломатической службы СССР А. А. Громыко. Вот и представьте себе ситуацию советских историков, которые должны были разъяснить своему народу — почему страна попала в такую беду, почему она оказалась настолько неподготовленной к немецкому нападению, что враг дошел до Ленинграда, Москвы, Сталинграда, Майкопа?
Приходилось умалчивать, лавировать, изощряться — либо прямо лгать. Последний вариант был приемлем для высоких политиков, с которых, как говорится, «взятки гладки». Историкам же оставалось либо говорить намеками, либо ссылаться на отсутствие документов или закрытость архивов. Сие было вполне возможным до наступления «эпохи гласности», которая открыла доступ к архивам. Не ко всем архивам, но все-таки...
Официальная же документалистика продолжала утверждать: нет, никаких документов нет. Когда же многолетняя и давняя публикация «Документы внешней политики СССР» дошла до томов, связанных с 1939 годом, партийные власти приняли поистине «соломоново» решение: публикацию временно прекратить. Стали выпускать лишь сборники различных документов предвоенного периода, которые не претендовали на хронологическую полноту. Таких сборников было опубликовано немало, дабы утолить общественную жажду в документах. Ведь шло уже пятое десятилетие после окончания войны, а материалов все не было и не было...
Великий драматург утверждал, что нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Перефразируя, можно сказать, что для историков нет повести печальнее, чем повесть о секретных протоколах 1939 года. Но как Монтекки и Капулетти пришлось примириться над телами молодых героев, так и представителям враждующих концепций пришлось прийти к согласию над обломками советской системы, что потребовало еще немало времени и усилий — вплоть до середины 90-х годов.
«Патовая ситуация» просуществовала все 80-е. Глухая оборона была поддержана даже М. С. Горбачевым, который в ответ на неоднократные вопросы отвечал: подлинников нет, копии нам не закон, выводы делать рано. Надо ждать.
Признаться, я был готов ждать. Даже отложил в стол рукопись под условным наименованием «Игра без выигрыша», которая — после обширной и документированной презентации английской и немецкой ситуации 1938–39 годов намертво уперлась в тупик советских архивов. Что касается немецкой документации, то мне повезло. Повезло из-за небрежности тех, кто готовил очередной визит канцлера ФРГ Гельмута Коля в Москву. Во время его беседы с Михаилом Сергеевичем Горбачевым зашла речь о секретных протоколах. Коль сказал, что в руках боннских архивистов находятся не только копии, но и оригиналы секретных приложений. Когда мне рассказал об этом помощник Горбачева, мой давний знакомый Анатолий Черняев, я в сердцах заметил:
— Ну, это уж из области фантазий. Копии есть, но оригиналы — о них даже в Бонне специалисты знают, что в архивах их не было и нет.
Но помощник советского президента отнесся к моей реакции иначе. Он решил (давно принадлежа к числу тех, кто считал недопустимым далее отрицать факт существования протоколов), что явная оговорка Коля должна стать поводом для полудипломатической-полунаучной акции: поехать в Бонн и официально получить от архивной службы ФРГ те документы, которые имеются в распоряжении боннской дипломатии. Эти документы было бы полезно предъявить «не верующему» в наличие протоколов Горбачеву, дабы он покончил с недостойным отрицанием исторических фактов. Вашему покорному слуге предстояло стать неким курьером между Бонном и Москвой. Не надо говорить, что эту необычную функцию я принял на себя с удовольствием. Мою миссию согласовали с секретарем ЦК КПСС и членом Политбюро Александром Николаевичем Яковлевым, который был в полном курсе «дела с протоколами» и полностью одобрил акцию. Ему она была нужна по специальной причине, коренящейся в серьезнейших политических обстоятельствах 1988–89 годов.
Увы, историку печально констатировать, что решающие события в развитии «историографических» ситуаций происходят совсем не из-за требований исторической науки, а под влиянием так называемой «большой политики». В 1988–89 годы эта большая политика для СССР включала два критических элемента: отношения с Польшей и с Прибалтикой. Оба эти элемента уходили корнями в 1939 год, в секретные протоколы. Для Польши это была судьба погибшей в тот год республики, для Эстонии, Латвии и Литвы — их судьбы перед вхождением в Советский Союз. В 1988 году М. С. Горбачев с трудом отмахнулся от щекотливой проблемы во время визита в Польшу, повторив версию с «копиями». В 1989-м с Прибалтикой было сложнее: на состоявшемся в мае I Съезде народных депутатов СССР по настойчивому требованию трех прибалтийских республик была создана Комиссия по политической и правовой оценке советско-германского договора 1939 года. Ее председателем и стал А. Н. Яковлев, прекрасно понимавший важность и сложность этой задачи. Комиссия в составе 20 человек приступила к работе, и первые ее заседания показали, что решение будет непростым.
Комиссии помогали многочисленные эксперты (автор книги — в их числе), были затребованы все материалы, поэтому и моя «боннская миссия» оказалась полезной. Тогда я побывал в Бонне, был в знаменитом Политическом архиве МИД ФРГ, где хранятся материалы еще со времен Бисмарка. Впрочем, не буду «просто» вспоминать, а приведу мой отчет, представленный М. С. Горбачеву и А. Н. Яковлеву, на основе бесед в МИД ФРГ и предыдущих моих исследований в Москве и Лондоне.
«СПРАВКА
о происхождении фотокопий секретных протоколов к договору от 23.8.1939 г. и микрофильмах из личного бюро Риббентропа («коллекция фон Лёша»)
1. Согласно данным, полученным в Политическом архиве МИД ФРГ, а также по материалам Государственного архива Англии («Паблик рекорд оффис»), фотокопии секретных протоколов имеют своим источником немецкие микрофильмы, захваченные англо-американской розыскной группой в Тюрингии в апреле 1945 г. Эти микрофильмы впоследствии получили условное наименование «коллекция фон Лёша» — по имени сотрудника личного бюро Риббентропа Карла фон Лёша, который вывез микрофильмы из Берлина и, вместо того чтобы уничтожить их согласно полученному приказу, передал англо-американской розыскной группе.
Микрофильмы были изготовлены по указанию Риббентропа, данному после того, как в 1943 г. начались интенсивные бомбежки Берлина. Микрофильмирование проводилось по тогдашней технике на неперфорированные негативные фильмы.
2. «Коллекция» состоит из 20 негативных микрофильмов, которые были сняты с документов личного бюро министра иностранных дел Германии, причем ряд из них относится к концу XIX — началу XX в. Однако основную часть составляют документы с 1933 г. до лета 1944 г.
Заполучив эти фильмы, розыскная группа перевезла их на сборный пункт трофейной документации в Марбург, а затем в Лондон, где их обработкой ведали специалисты Министерства авиации. Были изготовлены позитивные копии и начато их изучение, в ходе чего были обнаружены материалы по советско-германским переговорам 1939 г. Об этом в ноябре 1945 г. был составлен специальный доклад на имя Черчилля, хранящийся в Государственном архиве Англии под сигнатурой ПРЕМ 8/40. Обнаружены были и кадры с секретным протоколом.
В германском делопроизводстве фильмы носили обозначение «F-20». Впоследствии при обработке в Национальном архиве США они получили сигнатуру «Т-120» (ролики 605–625). Оригинальные пленки ныне переданы в МИД ФРГ.
3. Во время беседы в МИД ФРГ мне были показаны эти ролики и переданы несколько фотокопий. Однако представлялось необходимым более подробно ознакомиться с характером самих микрофильмов. Это удалось сделать, получив некоторые из них в других архивах. Ознакомление показало:
а) на каждом ролике умещалось примерно 500–600 документов;
б) качество микрофильмирования весьма различно, что свидетельствует о поспешности;
в) документы снимались в весьма случайном порядке, без предварительной сортировки (также свидетельство поспешности); на одном и том же ролике можно встретить документы разных лет и принадлежности;
г) что касается секретного протокола от 23.8.39, то он оказался на ролике 624 (немецкое обозначение F-19), между текстом испано-германского соглашения 1937 г. и разрозненными страницами документа без подписи по поводу «московских процессов». Затем следуют немецко-югославские соглашения.
Текст самого договора от 23.8., к которому относился протокол, оказался в другом ролике (F-16), причем опять же в соседстве с документами иного рода.
4. Фальсификация кадров секретного протокола представляется невероятной по следующим соображениям:
а) вся коллекция состоит из исторически важных документов, затрагивающих отношения Германии со многими государствами; едва ли возможно, что с целью фальсификации одного лишь протокола было затеяно все микрофильмирование тысяч документов;
б) документы, соседствующие с протоколом, не вызывают сомнения в своей подлинности;
в) если в некоторых опубликованных на Западе копиях подписи Молотова и Риббентропа расплывчаты, то на фильме они вполне отчетливы; под русским текстом (ролик 624) подпись Молотова — русскими, под немецким — латинскими буквами; этот порядок не должен вызывать подозрений, поскольку и под двумя основными официальными текстами пакта о ненападении (ролик 616) Молотов сделал свои подписи таким же образом;
г) кроме текста протокола на обоих языках на ролике 624 при просмотре обнаружен еще один текст протокола, отпечатанный на так называемой «пишущей машинке фюрера» со специальным крупным шрифтом (для близорукого Гитлера, который не любил надевать очки); к тексту прилагалась сопроводительная записка Риббентропа;
д) секретные протоколы к договору от 28 сентября 1939 г. находятся в ролике 2 (немецкое обозначение).
5. По сообщению зам. начальника Политического архива МИД ФРГ Гелинга, оригиналы протокола погибли в марте 1944 г. во время очередной бомбежки. Архив располагает в оригинале лишь ратификационными грамотами и делами посольства Германии в Москве за 1939 г. В этих делах секретные протоколы неоднократно упоминаются (см. приложение).
Политический обозреватель журнала «Новое время»
Л. Безыменский».
В августе 1989 года в работе комиссии наступил кризис. Радикальная группа, лидером которой стал Ю. Н. Афанасьев, требовала, чтобы к 23 августа был опубликован хотя бы промежуточный результат. Однако председатель комиссии А. Н. Яковлев не получил согласия на это от М. С. Горбачева. Открытыми противниками А. Н. Яковлева были Е. К. Лигачев, В. А. Крючков, М. С. Соломенцев. Как свидетельствовал А. Н. Яковлев, практически он не получил поддержки у членов ПБ, за исключением Э. А. Шеварднадзе. Только угроза отставки А. Н. Яковлева с поста председателя комиссии заставила М. С. Горбачева согласиться на выступление А. Н. Яковлева на съезде.
После этого группа членов комиссии передала предварительный текст проекта выступления А. Н. Яковлева прессе (в нем признавались протоколы) и выступила на пресс-конференции с обвинениями в адрес своего председателя. Возникла реальная угроза развала комиссии. Но победила тактика А. Н. Яковлева, который стал выше личных обид и не дал комиссии распасться. Появилось такое решение: А. Н. Яковлев будет выступать с «личным докладом», следовательно, согласовывать в комиссии (а также вне ее, т. е. в Политбюро) доклад не надо, подготовить надо лишь проект резолюции, предлагаемой съезду, и краткую объяснительную запись. Эти документы были готовы 4 ноября; доклад был сделан 23 декабря на II Съезде народных депутатов СССР.
А. Н. Яковлев «как в воду смотрел», когда на заседаниях комиссии предупреждал, что радикальным идеям Ю. Н. Афанасьева и его прибалтийских коллег отнюдь не обеспечена поддержка на съезде. Даже взвешенный и объективный доклад председателя комиссии привел народных депутатов сначала в смущение, затем в возмущение, — но не против Сталина, а против докладчика! 23 декабря 1989 г. консервативное большинство съезда было настроено весьма агрессивно. Оно отклонило предложение осудить пакт 1939 г. и аннулировать протоколы. Все соображения комиссии о протоколах были отвергнуты, в том числе отвергнуты и доказательства их существования. Лишь на следующий день А. Н. Яковлев смог переубедить делегатов, предъявив им обнаруженный комиссией документ.
Что же содержалось в этом документе, который был известен Громыко еще в 50-х годах, потом положен под сукно? Его главную часть представлял акт, составленный в апреле 1946 г. работниками секретариата Молотова Д. Смирновым и Б. Подцеробом. Акт фиксировал наличие восьми документов, в том числе подлинных секретных протоколов от 23 августа и 28 сентября 1939 г. Акт гласил:
«Мы, нижеподписавшиеся, заместитель заведующего секретариата тов. Молотова В. М. тов. Смирнов Д. В., и старший помощник министра иностранных дел СССР т. Подцероб Б. Ф., сего числа первый сдал, второй принял следующие документы Особого архива Министерства иностранных дел СССР:
I. Документы по Германии
1. Подлинный Секретный дополнительный протокол от 23 августа 1939 г. (на русском и немецком языках). Плюс 3 экземпляра копии этого протокола.
2. Подлинное разъяснение к «Секретному дополнительному протоколу» от 23 августа 1939 г. (на русском и немецком языках). Плюс 2 экземпляра копии разъяснения.
3. Подлинный Доверительный протокол от 28 сентября 1939 г. (на русском и немецком языках). Плюс 2 экземпляра копии этого протокола.
4. Подлинный Секретный дополнительный протокол от 28 сентября 1939 г. («О польской агитации») (на русском и немецком языках). Плюс 2 экземпляра копии этого протокола.
5. Подлинный Секретный дополнительный протокол от 28 сентября 1939 г. (о Литве) (на русском и немецком языках). Плюс 2 экземпляра копии этого протокола.
6. Подлинный Секретный протокол от 10 января 1941 г. (о части территории Литвы) (на русском и немецком языках).
7. Подлинный Дополнительный протокол между СССР и Германией от 4 октября 1939 г. (о линии границы) (на русском и немецком языках).
8. Подлинный Протокол — описание прохождения линии госграницы СССР и госграницы интересов Германии (две книги на русском и немецком языках)...».
Самое важное: в найденном «деле» МИД СССР сохранились копии секретных протоколов, заверенные (без указания должности) В. Паниным. Когда же было проведено сопоставление этих копий с копиями из архива Риббентропа, то было установлено следующее.
1. Тексты по содержанию на 100% идентичны.
2. Снимались все подозрения (повторявшиеся и М. С. Горбачевым) о том, что, мол, подпись В. М. Молотова сделана латинским шрифтом, следовательно, фальшивка. Молотов русский оригинал подписал кириллицей; зато под немецким текстом (и договора, и протокола) решил продемонстрировать свои университетские познания. Риббентроп оба текста подписал латиницей.
3. Оставшийся у немцев текст и текст Панина отпечатаны на одной и той же пишущей машинке, видимо, принадлежавшей молотовскому секретариату и предназначенной для самых важных работ.
4. Наконец, что касается подписей самого Панина, то от его родичей было получено подтверждение их аутентичности.
Понятно, что перед лицом такого документа консерваторы отступили. Второй съезд народных депутатов СССР утвердил доклад А. Н. Яковлева. Политический вопрос был решен. Но, с точки зрения историографов, надо было все-таки выяснить судьбу оригиналов секретных протоколов, которые комиссии Яковлева обнаружить не удалось. Лишь 27 октября 1992 г. свершилось последнее действие в драме «протоколов»: публикация данных т. н. «президентского архива».
В президентском архиве хранились секретные документы партии. При этом степень секретности архивов была различной: просто секретные, совершенно секретные, далее — особой важности, или — о, эти партийные эвфемизмы! — документы ОП, т. е. «особой папки». Собственно говоря, «папок» как таковых не существовало. Это было просто обозначение высшей степени секретности для особо важных решений Политбюро ЦК. Они обозначались в протоколах так: сначала порядковый номер в повестке дня. Затем — чей вопрос (Министерства обороны или МИД и т. д.). Наконец, краткая формула в скобках: «см. особую папку». Однако, оказывается, существовала еще одна специфическая степень секретности. Она называлась «закрытым пакетом». Это действительно был большой пакет с соответствующим номером (проставлялся от руки). Он опечатывался или заклеивался в Общем отделе тремя или пятью печатями и обозначался буквой «К» («конфиденциально»).
Именно в таком пакете за № 34 были обнаружены оригиналы секретных протоколов вместе с подробным описанием их «архивной судьбы». Оказывается, что оригиналы секретных протоколов, находившиеся до октября 1952 г. у В. М. Молотова, 30 октября 1952 г. были переданы в Общий отдел ЦК. Почему именно в это время? В это время звезда министра закатилась: еще до смерти Сталина доверия к нему уже не было, внешним знаком чего был арест супруги Молотова Полины Жемчужиной. В VI секторе Общего отдела ЦК протоколу был дан свой номер: фонд № 3, опись № 64, единица хранения № 675-а, на 26 листах. В свою очередь эта «единица хранения» была вложена в «закрытый пакет» № 34, а сам пакет получил № 46-Г9А/4–1/ и заголовок «Советско-германский договор 1939 г.». Внутри пакета лежала опись документов, полученных из МИД СССР, — всего восемь документов и две карты:
1) секретный дополнительный протокол «о границах сфер интересов» от 23 августа 1939 г.;
2) разъяснение к нему от 28 августа (включение в разграничительный рубеж р. Писса);
3) доверительный протокол от 28 сентября о переселении польского населения;
4) секретный протокол «об изменении сфер интересов» от 28 сентября;
5) такой же протокол «о недопущении польской агитации» от 28 сентября;
6) протокол об отказе Германии «от притязаний на часть территории Литвы» от 10 января 1941 г.;
7) заявление о взаимной консультации от 28 сентября 1939 г.;
8) обмен письмами об экономических отношениях (той же даты).
Долгие годы «закрытые пакеты» № 34 и 35 (в 35-м находились большие географические карты Польши) вели спокойное существование. Если верить архивным свидетельствам, их никто не открывал до 1975 г., т. е. до эпохи Брежнева. 8 июля 1975 г. копии оригиналов посылались на имя заместителя министра иностранных дел И. Земскова (он ведал архивами) для информации Громыко. Пробыли они в МИД до марта 1977 г., вернулись и были уничтожены. 21 ноября 1979 г. эта процедура повторилась, копии вернулись и были уничтожены 1 февраля 1980 г. Но эти «путешествия» не имели последствий. Попытка Земскова убедить Громыко в необходимости изменить официальную позицию успеха не имела. Тогда-то и сказал министр знаменитую фразу: «Нас никто уличить не сможет».
До перестройки оставалось еще несколько лет, и к моменту ее начала к пакетам пришлось возвратиться. 10 июля 1987 г. пакет был вскрыт новым заведующим Общим отделом Валерием Болдиным. В свою очередь, заведующий сектором Лолий Мошков получил от него два строгих указания: «держать под рукой» и «без разрешения заведующего пакет не вскрывать». Что сделал Болдин с содержимым пакета, по документам установить нельзя. Показал Горбачеву? Или Лигачеву? Одно ясно: Яковлеву не показал, в том числе и после того, как заработала комиссия. Я помню, как в дни работы комиссии Яковлев не раз с раздражением говорил, что Болдин ему не давал никаких документов и в сердцах ругал «владыку архивов», подчинявшегося только Горбачеву.
Наиболее щекотливым в свете документов «закрытого пакета» № 34 выглядит вопрос о поведении М. С. Горбачева. На протяжении всего долгого рассмотрения проблемы протоколов — практически с 1987 г. — его основным и вполне логичным требованием было найти отсутствовавшие оригиналы протоколов. Так он официально аргументировал свою позицию на заседании Политбюро 5 мая 1988 г. В то же время документировано, что пакет с оригиналами был вскрыт В. Болдиным 10 июля 1987 г. М. С. Горбачев и сегодня утверждает, что Болдин ему документов тогда не показал. В. Болдин утверждает обратное, и многое говорит в пользу его утверждения, так как трудно предполагать, что такой важный документ Болдин мог не доложить генеральному секретарю ЦК КПСС (таково мнение А. Яковлева, В. Фалина). Судя по всему, М. С. Горбачев хотел использовать знание об оригиналах секретных протоколов в сложной политической борьбе в верхах, в которой ему приходилось лавировать между консерваторами и сторонниками реформ. Так и на финальном этапе «дела о протоколах»: оно становилось жертвой внутриполитической борьбы, а не предметом беспристрастного научного анализа. Но эта игра кончилась 27 октября 1992 г., когда по указанию Б. Ельцина была проведена специальная пресс-конференция.
Нам важен результат: как бы то ни было, какими извилистыми путями ни шла история (в данном случае — история секретных протоколов), восторжествовал принцип правды, принцип невозможности ее сокрытия. Теперь предвоенный период можно — и должно — анализировать без стыдливых оборотов, без идеологических предрассудков. Историкам от этого, увы, не легче. Теперь от них ждут серьезного рассмотрения причин и генезиса Второй мировой войны и ее главной составной части — Великой Отечественной войны советского народа против гитлеровской Германии, против гитлеризма как опаснейшего политического явления.
В настоящей книге я по мере возможностей пытался делать это не только в порядке переосмысления событий войны, но в ходе изучения тех архивных материалов, доступ к которым стал возможен. Возможен он еще не в полной мере — «архивная масса» настолько велика, что на ее освоение понадобится немало лет и не один исследователь. Тем не менее, архивы бывшего VI сектора Общего отдела ЦК КПСС, ныне перешедшие в Архив Президента РФ (сокращенно АП РФ), уже открывают много нового и доселе неизвестного. Работал я и в других российских архивах, и в Федеральном архиве ФРГ, и в Государственном архиве Великобритании. Результаты работы изложены в книге.
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
Gagara
Зарегистрированный участник
Сообщения: 3931
Зарегистрирован: 01 янв 2014, 09:24
Откуда: Запорожье
Ник: Gagara
Контактная информация:

Re: Cталин.

Сообщение Gagara » 15 авг 2017, 19:16

<iframe width="854" height="480" src="" frameborder="0" allowfullscreen></iframe> ............ Радует , очень радует .......... не найдено тело Христа , Пушкина и Сталина !

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 24 авг 2017, 14:15

Меняющаяся писал(а):
30 июн 2017, 19:12
Два диктатора Гитлер и Сталин



У Гитлера красный флаг. И у Сталина красный флаг. Гитлер правил от имени рабочего класса, партия Гитлера называлась рабочей. Сталин тоже правил от имени рабочего класса, его система власти официально именовалась диктатурой пролетариата. Гитлер ненавидел демократию и боролся с ней. Сталин ненавидел демократию и боролся с ней. Гитлер строил социализм. И Сталин строил социализм. Гитлер считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути извращением. И Сталин считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути отклонением от генеральной линии.

Соратников по партии, которые отклонялись от правильного пути, таких как Рем и его окружение, Гитлер беспощадно уничтожал. Сталин тоже беспощадно уничтожал всех, кто отклонялся от правильного пути. У Гитлера четырехлетний план. У Сталина — пятилетка.

У Гитлера одна партия у власти, остальные в тюрьме. И у Сталина одна партия у власти, остальные в тюрьме. У Гитлера партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди. И у Сталина партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди. У Гитлера съезды партии были превращены в грандиозные представления.И у Сталина — тоже.

Главные праздники в империи Сталина 1 мая, 7-8 ноября. В империи Гитлера — 1 мая, 8-9 ноября. У Гитлера — Гитлерюгенд, молодые гитлеровцы. У Сталина комсомол — молодые сталинцы. Сталина официально называли фюрером, а Гитлера — вождем. Простите, Сталина — вождем, а Гитлера — фюрером. В переводе — это тоже самое.

Гитлер любил грандиозные сооружения. Он заложил в Берлине самое большое здание мира — Дом собраний. Купол здания — 250 метров в диаметре. Главный зал должен был вмещать 150-180 тысяч человек. И Сталин любил грандиозные сооружения. Он заложил в Москве самое большое здание мира — Дворец Советов. Главный зал у Сталина был меньше, зато все сооружение было гораздо выше. Здание высотой 400 метров было как бы постаментом, над которым возвышалась стометровая статуя Ленина. Общая высота сооружения — 500 метров. Работа над проектами Дома собраний в Берлине и Дворца Советов в Москве велась одновременно.

Гитлер планировал снести Берлин и на его месте построить новый город из циклопических сооружений. Сталин планировал снести Москву и на ее месте построить новый город из циклопических сооружений. Для Германии Гитлер был человеком со стороны. Он родился в Австрии и почти до самого момента прихода к власти не обладал германским гражданством.

Сталин для России был человеком со стороны. Он не был ни русским, ни даже славянином. Иногда, очень редко, Сталин приглашал иностранных гостей в свою кремлевскую квартиру, и те были потрясены скромностью обстановки: простой стол, шкаф, железная кровать, солдатское одеяло. Гитлер приказал поместить в прессе фотографию своего жилища. Мир был потрясен скромностью обстановки: простой стол, шкаф, железная кровать, солдатское одеяло. Только у Сталина на сером одеяле черные полосочки, а у Гитлера — белые.

Между тем, в уединенных местах среди сказочной природы Сталин возводил весьма уютные и хорошо защищенные резиденции-крепости, которые никак не напоминали келью отшельника. И Гитлер в уединенных местах среди сказочной природы возводил неприступные резиденции-крепости, не жалел на них ни гранита, ни мрамора. Эти резиденции никак не напоминали келью отшельника.

Любимая женщина Гитлера, Гели Раубал, была 19 лет моложе его. Любимая женщина Сталина, Надежда Аллилуева, была на 22 года моложе его. Гели Раубал покончила жизнь самоубийством. Надежда Аллилуева — тоже. Гели Раубал застрелилась из гитлеровского пистолета. Надежда Аллилуева — из сталинского. Обстоятельства смерти Гели Раубал загадочны. Существует версия, что ее убил Гитлер. Обстоятельства смерти Надежды Аллилуевой загадочны. Существует версия, что ее убил Сталин.

Гитлер говорил одно, а делал другое. Как и Сталин. Гитлер начал свое правление под лозунгом «Германия хочет мира». Затем он захватил половину Европы. Сталин боролся за «коллективную безопасность» в Европе, не жалел на это ни сил, ни средств. После этого он захватил половину Европы.

У Гитлера Гестапо. У Сталина НКВД.

У Гитлера Освенцим, Бухенвальд, Дахау. У Сталина ГУЛАГ.

У Гитлера Бабий Яр. У Сталина — Катынь.

Гитлер истреблял людей миллионами. И Сталин миллионами. Гитлер не обвешивал себя орденами, и Сталин не обвешивал.Гитлер ходил в полувоенной форме без знаков различия. И Сталин — в полувоенной форме без знаков различия.

Возразят, что потом Сталина потянуло на воинские звания, на маршальские лампасы и золотые эполеты. Это так. Но Сталин присвоил себе звание маршала в 1943 году после победы под Сталинградом, когда стало окончательно ясно, что Гитлер войну проиграл. В момент присвоения звания маршала Сталину было 63 года. Маршальскую форму он одел впервые во время Тегеранской конференции, когда он встречался с Рузвельтом и Черчиллем.

Мы не можем в данном вопросе сравнивать Гитлера и Сталина просто потому, что Гитлер не дожил ни до такого возраста, ни до таких встреч, ни до таких побед. А в остальном все совпадает. Сталин без бороды, но со знаменитыми усами. Гитлер без бороды, но со знаменитыми усами.
https://www.youtube.com/watch?v=VVR0Sk9NcCs
malykh писал(а):
30 июн 2017, 19:22

Немного туповатое сравнение,есть различия в фашизме и социализме.
Согласен с этим высказыванием. Почему?
Здесь перечислены лишь внешние сходства двух режимов, которые давно замечены, и с помощью которых так называемые сторонники Запада, то есть лжепатриоты одним словом, пытаются опорочить не сколько Сталина, а больше сам Советский Союз, приравняв его к нацистской Германии. В действительности, при всей внешней схожести двух режимов разница между гитлеризмом и сталинизмом колоссальная.
А в чем тогда заключена эта разница?

Она заключена в том, что вся политика Гитлера строилась на идее превосходства одной арийской расы, а потому в немецких концлагерях сидели не только политические противники Гитлера, но и все, которые относились к «недочеловекам», то есть все, кроме немцев по большому счету. В советских же концлагерях сидели в первую очередь политические противники Сталина, их родственники и знакомые, во-первых, и, во-вторых, все те, кто мог быть заподозрен в нелояльности к советской власти и к самому Сталину, к которым в первую очередь относились свободомыслящие люди, имеющих свою независимую личную точку зрения на всё происходящее. Разница существенна, а потому по внешнему сходству нацистской Германии и большевистской СССР ставить знак равенства как между двумя странам, так и между Гитлером и Сталиным нельзя. Итак, подытожим.

Гитлеризм – это человеконенавистническая идеология, пытавшая построить благополучную судьбу для отдельной избранной арийской расы за счет безжалостного порабощения и эксплуатации так называемых «недочеловеков». Другими словами гитлеризм – это в перспективе попытка уничтожения всего человечества для одной избранной расы. Разумеется, это тупик, причем очень быстрый и заметный (в пределах жизни одного человека).

Сталинизм – это идеология установления абсолютной власти одного человека, которая в основе своей пыталась построить благополучную судьбу в принципе для всех, но при условии принятия всеми оставшимися живыми абсолютной власти вождя, безжалостно уничтожая при этом реальных и возможных противников своей власти, не взирая на их прежние заслуги, на их национальность или занимаемую должность.

Другими словами сталинизм – это в перспективе попытка построения счастливого будущего для всех, но при котором все люди должны были признать абсолютное верховенство вождя. Разумеется, это тоже тупик, но не быстрый и потому незаметный долгое время (в пределах жизни одного человека).
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
omalma
Зарегистрированный участник
Сообщения: 7678
Зарегистрирован: 10 дек 2012, 17:27
Ник: omalma

Re: Cталин.

Сообщение omalma » 17 сен 2017, 07:15

Изображение https://hystory.mediasole.ru/citaty_sta ... y_ne_znali
____________________________________________________________________________________________

Изображение https://vk.com/wall116975321_3745 "....Знаю, что меня не поймут, что станут перешептываться за моей спиной, но тем не менее не могу не сказать то, что думаю, не могу не осадить клеветника. Вот и сегодня в театре после собрания, услышав, как В. [Возможно, что В. – это В.П.Марецкая] разглагольствует о «культе личности» и своих «страданиях», я со всем ехидством, которое только смогла выжать из себя, поинтересовалась, что именно она имеет в виду под «страданиями»? Четыре Сталинские премии? Три ордена? Звание народной артистки? "
Хороший образ, который может помочь ощутить единство и любовь к другому: общаясь с кем-то, ты, в первую очередь, общаешься с Богом. С.Н.Лазарев

Аватара пользователя
Chramov
Зарегистрированный участник
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 14 окт 2011, 09:12
Откуда: г.Чебоксары
Ник: Chramov

Re: Cталин.

Сообщение Chramov » 18 сен 2017, 15:17

serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Действительно, может хватит врать? Почему столько критики в адрес Сталина?
Кто сказал, что на войне погибло 43 млн. человек? Книги памяти с поименными списками погибших? Так давно известно, что это наглое вранье! Вранье всяких сторонников Запада и их служителей!
Кто сказал, что погибло 26,6 млн. человек? Так это тоже вранье, начатое Хрущевым (20 млн. человек) и поддержанное Горбачевым (26,6 млн. человек)!
Что сказал Сталин в 1946 году о потерях СССР в войне? Семь миллионов погибло на войне! Вот это и есть правда о реальном числе погибших, а всё остальное вранье!
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Кто сказал, что был ГУЛАГ? Не смешите такими словами. Беломорканал, ДнепрГэс, воркутинские шахты и другие заводы были построены свободными рабочими, которые нормально питались, получали зарплату, имели больничные и отпуска. Всё остальное про миллионы погибших на стройках – ВРАНЬЁ!
Ведь Сталин в своих мемуарах ничего не говорил про погибших, а Сталин не мог врать по определению мудрого и заботящегося о своем народе вождя.
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Сталин подымал страну, а мешали ему всякие троцкисты и сторонники Запада! Сталин расстрелял своего начальника охрану Паукера, потому что он был троцкист. И по заслугам, раз троцкист. Паукер, который единственный брил Сталина и лично определял меню, просто не нашел нужного момента отравить или зарезать бритвенной лезвием Сталина. Что здесь может быть непонятного?
Так что правильно поступил троцкист Ягода, что уничтожил на первом «московском процессе» таких троцкистов, как Каменева, Зиновьева, Смирнова и других. Это они мешали восстанавливаться СССР. И правильно поступил, что Сталин расстрелял не только Каменева, но, к примеру, и 16-летнего сына Каменева – «яблоко от яблони не далеко падает».
И правильно поступил Ежов, что на третьем «московском процессе» уничтожил Ягоду и всю его команду НКВД и других троцкистов, сумевших скрыться еще при Ягоде. Одни вокруг троцкисты, куда было деваться Сталину?

А Берия, который затем уничтожил Ежова и всю команду НКВД, тоже поступил правильно! Ежов и его люди тоже являлись если не троцкистами, то врагами СССР!
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Кто сказал, что Сталин не молился каждый день по утрам и не восстанавливал Церковь в стране?
Да, не было патриарха! Да, взорвали Храм Христа Спасителя в 1931 году и не где-нибудь, а в самой Москве! Да, не осталось к 1938 году ни одного действующего монастыря! Да, к 1941 году осталось в живых всего четыре архиерея! Но кто во всем этом виноват! Троцкисты! Кто же еще? Что здесь может быть непонятного?
Раз Сталин после нападения Германии восстановил пост патриарха, то как это может быть, чтобы Сталин устраивал гонения на церковь? Это теоритически невозможно!
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Кто сказал, что в 1932-1933 годах в стране был голодомор и погибло от голода 6 млн. человек? Ведь в эти годы СССР продал за границу 2,8 млн. тонн зерна, которых вполне могло хватить, чтобы избежать голода. Раз Сталин продал столько зерна, то не было и никакого голода в стране, а весь этот голодомор – выдумка троцкистов!
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Кто сказал, что Сталин подписал Секретный протокол к пакту Риббентропа-Молотова? Не было пакта, а если и был, то Сталин не причем. Потому что официальной главной СССР в 1939 году являлся Председатель Совнаркома В. М. Молотов. Какие могут быть претензии к Сталину?
К Молотову обращайтесь, почему он, как глава СССР, подписал вообще это позорное соглашение с Гитлером! Какие могут быть претензии к Сталину, который являлся всего лишь генсеком?
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Знаете ли вы, что сталинская конституция от 1936 года есть самая справедливая в мире? Старикова, надеюсь, читали? Как вы могли подумать, что в СССР при самой справедливой конституции в мире могли существовать доносы, ссылки целых народов в Сибирь, законы о «колосках» и суды «троек»? Ничего это не было и не могло быть при такой конституции! Потому что все граждане СССР были одинаково защищены в своих правах, а доносы, тем более ложные, не могли как-то повлиять на судьбы людей. Если кто-то пострадал, то, значит он троцкист или из бывших кулаков! Что здесь может быть непонятного?!
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Кто вам сказал, что это Сталин сделал 9 мая в 1948 году рабочим днем, а день сталинской конституции 5 декабря оставил выходным? Где подпись Сталина под этим приказом? Есть она или нет? А нет ведь подписи! А почему?
А потому что этот приказ выдал Верховный совет СССР, самой подписи Сталина в этом законе не было! Раз не было подписи, то и Сталин здесь не при чем – что здесь может быть непонятного?
serge писал(а):
31 июл 2017, 17:12
Врать не надоело?
Что вы всё время думаете, считаете какие-то цифры, сопоставляете – ерунда это всё и глупость! Сколько можно обманывать людей?!
Сентябрина писал(а):
30 июн 2017, 11:31
На все эти заезженные штампы давно есть ответы, читайте Старикова, слушайте Фурсова и других историков. Кто хотел понять, давно уже это сделал.
Зачем вы портите свою карму этим враньем?!
omalma писал(а):
22 июл 2017, 03:26
Своими категоричными оценками не портьте себе и другим карму.

...А в правду, ЗАЧЕМ? Если человек не хочет менять свою точку зрения, то зачем ему всё это говорить?..
Зачем думать? Положил книгу Старикова на полку, и как легко жить стало!
Это же форум сайта Лазарева, здесь все патриоты Отечества, а, смотри-ка, кто-то хочет наше Отечество грязью облить!
Или все-таки лучше докопаться до истины? до правды, как бы горька она не была?
И ведь никто из сторонников Сталина никогда не скажет элементарное "спасибо", если выяснится, что правда все-таки была...
Легче не думать об этом, легче вывешивать плакаты Сталина, цитировать Старикова и критиковать во всех бедах нашей страны Запад...

http://vtoraj-mirovaj.umi.ru/kratkoe_so ... vii_chast/
Если мы верим в Бога, то почему тогда осуждаем других людей и переживаем за будущее?

Аватара пользователя
omalma
Зарегистрированный участник
Сообщения: 7678
Зарегистрирован: 10 дек 2012, 17:27
Ник: omalma

Re: Cталин.

Сообщение omalma » 19 сен 2017, 13:37

Что мы видим на Украине? Как запад в очередной раз пытается разъединить народ с общей историей, некогда языком (пока австрияки не создали укр.яз.)... Со след.года лишат учеников возможности обучаться на рус.яз. с 5-го класса, и родители не смогут опротестовывать решения властей...
Хороший образ, который может помочь ощутить единство и любовь к другому: общаясь с кем-то, ты, в первую очередь, общаешься с Богом. С.Н.Лазарев


Вернуться в «О жизни общества»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 5 гостей