Моя краткая "система Лазарева"

Делимся собственными осознаниями, собираем, обсуждаем и высказываем мнения.
Правила форума
Аватара пользователя
Okeana
Зарегистрированный участник
Сообщения: 1097
Зарегистрирован: 20 май 2013, 18:02
Ник: Okeana

Сообщение Okeana » 11 ноя 2016, 10:59

Меня часто спрашивают менее опытные последователи системы, с чего лучше начинать работать над собой. Мне кажется, с чего начать и как работать, все же индивидуально. Надо знать конкретную ситуацию (внутреннюю) конкретного человека. Если совсем общо – начинать надо с того, чтобы всем своим существо осознать, что мы управляем миром через свое внутреннее состояние. По опыту писем читателей, даже здесь, на форуме, например, видно, что далеко не все это понимают, хотя и читали книжки. Спрашивают больше про то, как себя вести, как изменить поведение другого, и т.п. Мне самой в свое время приходилось как мантру повторять эту фразу, чтобы снять панику или уныние, когда не было никаких средств изменить внешнюю ситуацию.

Второй общий момент: когда обижаешься или боишься чего-то, что делают или могут сделать другие люди, то надо вспоминать, что не человеческая воля управляет ситуацией, а Божественная. Ни один человек, хотя и имеет свою волю, никогда не сделает вам чего-то, чего не позволит Бог, ибо Божья Воля превыше. Это когда мы себя анализируем, мы можем рассматривать свою волю и как мы ее применили. Когда же речь идет о других и их поведении относительно нас, тут всегда надо видеть лишь Волю Всевышнего.
“Воля Божья блага и совершенна, на всем и на вся” – повторяла я себе такую мантру.

Третий общий момент: молиться утром и вечером, каждый день, независимо от ситуации. Эта простая и давно известная практика прекрасно и глубоко прорабатывает подсознание (душу) на предмет установление правильной системы приоритетов. Дело в том, что каждый день – это прообраз нашей жизни. Каждая ночь – прообраз смерти. Если с утра мы сначала молимся, а потом уже едим, пьем, общаемся, работаем и т.д., то в нашем подсознании формируется тенденция: “для меня Божественное важнее человеческого”. При этом, на мой взгляд, не столь важно, насколько рано утром мы просыпаемся. Не все и не каждый день могут вставать в 4-5 часов, но принципиально, чтобы молитва совершалась утром до начала всех дел. Если в конце дня молимся, то это значит на уровне подсознания, что прожив жизнь, мы готовы ее отпустить и не цепляться за нее. Мы помним о Боге и идем к нему.
Установка в подсознании вот этой самой системы приоритетов – сначала Бог, потом мое человеческое, также является одним из важнейших общих моментов. Это, вообще, смысл всей работы над собой.

Четвертое важное: для того, чтобы устанавливать правильную систему приоритетов, желательно вообще понимать, из чего состоит система “человек-Бог”. Для этого надо прочитать/прослушать хотя бы процентов 80 того, что написал/сказал Сергей Николаевич Лазарев и впитать, обобщить в себе эту информацию.
Если коротко, выглядит это так: самый примитивный, поверхностный уровень – это тело и все его потребности. Потом сознание и дух, наша личность, эго. Потом душа, которая глубже и объемней всего. С.Н выделает в человеке 33 уровня души. Нижние слои души и связаны, собственно, с телом и духом, но дальше начинается интересней. Человеческие чувства, любовь – это глубоко и захватывает сразу много слоев. Не буду углубляться.
Над человеческими чувствами идет т.н ангельский уровень – сверхспособности. Это слои души, которые выходят на тонкие планы и уже не связаны с жизнью одного тела – то, что откладывается там, может тянуться не одну жизнь. Далее – самые глубокие слои души называются энергия, время и информация. Это все – тварное. Глубже информации уже только любовь – это нетварное, это вечное, это Бог.

Ну а дальше все просто.))) Анализируем себя, смотрим, понимаем, зацепочка за какую человеческую ценность закрывает от нас любовь. На что мы променяли любовь, из-за чего становимся агрессивными, унылыми, ленивыми и пр. ? Определяем это как понятие, которое отзывается в душе.
Определяем как правило тогда, когда у нас что-то из этих понятий, ценностей рушится, и мы испытываем страх, уныние, недовольство, агрессию. Или испытывали – в прошлом. Вот тут и надо пытаться понять, разрушение какой ценности не переносим? Поняв же, молиться примерно так: “Господи, помоги мне с любовью и радостью принять от тебя разрушение, унижение (того-то и того-то) как драгоценную помощь для раскрытия моего вечного, Божественного “Я” и умножения любви к Тебе!”.
В такой молитве мы конкретно убеждаем свою душу в том, что она должна отцепиться от чего-то малоценного и уцепиться за дорогое и вечное – любовь. Отбирая одно, даем замену, причем, более качественную. Ощутив любовь, душа всегда успокаивается, что бы у нее перед этим ни отняли.
Молиться же утром и вечером можно по православном молитвослову, Псалтыри (кто христианин), Корану, чему угодно, по своей вере. Тут важен сам акт общения с Богом. В эти молитвенные правила можно и вставлять свои личные молитвы – вышеуказанные. Неплохо бы ходить в храм, ибо чадо Божие не ходит мимо дому Отца своего. Держать посты, исполнять правила, предусмотренные своей религиозной конфессией. Это дисциплинирует и смиряет, тогда как своевольное “я сам все могу, зачем мне церковь” незаметно подпитывает гордыню.

Далее на этом пути будет множество подводных камней. )))
Когда сначала что-то получается, а потом снова скатываешься вниз, и т.д. Когда казалось, что уже все пройдено и проработано, но однажды просыпаешься и понимаешь, что ты опять злой, завистливый, унылый, трусливый и несчастный. Этого не надо бояться – это просто ступени развития, лествица. Система работает, ибо не работать она не может. Вопрос только в глубине и объеме нашей (и всего человечества) кармической загрузки.
Это я к тому, что некоторые, кто уже однажды ощутил себя "чистым и лучистым", и даже прожил в этом состоянии некоторое время, увидел, как наладилось все не только у себя, но и у близких, и т.п., тоже могут получить такой откат. И тогда есть риск испугаться и разувериться, подумав, что "я что-то делаю не так". Не надо, все нормально! Это может оказаться просто порцией негативной кармы человечества, которую любезно дают на проработку тем, кто уже доказал, что способен это делать. ))) Это то, о чем писал апостол Павел: "друг друга тяготы носите".
Мы же хотим попасть в общество будущего? И не только попасть, но и чтобы сама цивилизация сохранилась, а не остаться одним в выжженной пустыне, ведь правда? Вот и надо помогать другим....
Оксана Альберти

Аватара пользователя
zhdanova.olga
Зарегистрированный участник
Сообщения: 720
Зарегистрирован: 15 апр 2012, 17:57
Ник: zhdanova.olga

Сообщение zhdanova.olga » 11 ноя 2016, 11:23

Согласна, Оксана! Очень здорово! Сообщаю хорошую новость:совсем скоро выходит новая книга Сергея Николаевича «Здоровье человека. Наука и религия». http://www.lazarev.ru/news/40-topnews1/ ... 29-29.html Ура!

Аватара пользователя
prolga21
Зарегистрированный участник
Сообщения: 222
Зарегистрирован: 07 мар 2013, 07:50
Ник: prolga21

Сообщение prolga21 » 11 ноя 2016, 11:56

zhdanova.olga писал(а):Согласна, Оксана! Очень здорово! Сообщаю хорошую новость:совсем скоро выходит новая книга Сергея Николаевича «Здоровье человека. Наука и религия». http://www.lazarev.ru/news/40-topnews1/ ... 29-29.html Ура!
Спасибо, Ольга. Новость действительно хорошая. Предпочитаю изучать книги и другие материалы С.Н.Лазарева, а не церковные формы - в какие часы и какими словами читать молитвы.

Godislove2012

Сообщение Godislove2012 » 12 ноя 2016, 04:48

Океана, спасибо Вам за за этот и другие посты, особенно за этот. :rose: :heart:

Я буду перечитывать его ещё не раз, потому что я обычно сразу не могу охватить что-то очень большое. А в этой "краткой системе" чувствуется огромная проделанная работа и доброта к тем, кто не все уловил, но хочет.

Храм Божий, службы в нем и ритуалы-это помощь для людей быть крепче в вере. Это не само по себе, а именно с участием человека и когда хочешь измениться, Храм помощник даже незаметно для себя самого. А священники -это просто люди, есть разные, как и в любой профессии. Как врачи например или учителя. Врачей "от Бога" или учителей ну не так уж много, в-основном обычные люди с обычными способностями. Так же и священники. Таких исследователей человеческой души как С.Н. Лазарев- единицы, так почему к священнослужителям у многих сейчас такие высокие требования? Так же как учитель помогает учиться самому, и врач помогает вылечиться, так и не только священники, но и СН Лазарев предлагает и помогает тем, кто сам хочет и что-то делает для этого, делясь своим опытом исследований.

Высокие требования должны быть только к себе. И церковь дисциплинирует, подтверждаю сказанное Океаной.
Тем более сейчас никто никого не заставляет, полная свобода выбора где молиться.

Но пост был не о церкви, а об опыте работы над собой по системе Лазарева, и, признаюсь, - я много прочитала разных опытов, но то, что написала Океана - это лучшее за много лет из того, что было здесь написано.

Аватара пользователя
zhdanova.olga
Зарегистрированный участник
Сообщения: 720
Зарегистрирован: 15 апр 2012, 17:57
Ник: zhdanova.olga

Сообщение zhdanova.olga » 12 ноя 2016, 10:55

Царство Божие силой берется,
6 мая 2016
или Как сходил Благодатный огонь
Царство Божие силой берется - Православный журнал...http://foma.ru/
6 мая 2016
Автор:
КУРБАТОВ Юрий
http://foma.ru/wp-content/uploads/2015/ ... 50x143.jpg
http://foma.ru/wp-content/uploads/2016/ ... 683955.jpg
Божией милостью мы с женой оказались в Израиле накануне Пасхи. И конечно, нам, как православным, очень хотелось попасть в Великую Субботу в Храм Гроба Господня, чтобы посмотреть на чудо сошествия Благодатного Огня.

Один знакомый израильтянин пообещал помочь нам достать пропуск в Храм — в величайшую христианскую святыню, куда не каждый попадает, да еще и в такой день! Мы были вне себя от радости. Но мы не представляли себе, в какой квест превратится наша поездка. Наша православная вера открылась нам с совершенно неожиданной стороны.

Мы жили в Тель-Авиве. Особенности этих святых дней таковы, что, в целях безопасности накануне ночью полиция перекрывает все въезды в Иерусалим. Поэтому мы приехали в Иерусалим в пятницу вечером, и устроились в фойе гостиницы, откуда поутру нас должны были забрать.

Когда взошло солнце, к гостинице подкатил автобус. В него поднялись жившие в этом отеле наши соотечественники. Мимо нас прошли несколько известных лиц. Но мы, увы, в списках не значились.

Время шло. Я долго не мог дозвониться к человеку, который должен был нам помочь (утро Шаббата, все спят!), а когда на том конце провода наконец ответили, то выяснилось, что нас просто забыли внести в список. Типичное восточное головотяпство (впрочем, похоже, что это — вещь совершенно интернациональная).

Мы с женой стояли у гостиницы на горе Сион, не зная, что делать дальше. Было уже девять часов утра. Храм Гроба Господня, места в котором некоторые паломники занимают за неделю, был уже недоступен. Во избежание давки и терактов Старый Город просто закрывается для посещения. Нас могло спасти только чудо.

Оставалось одно — молиться святителю Николаю Мирликийскому, покровителю всех путешественников и паломников. Ну не опускать же руки. Как говорил Патрик Макмерфи в «Полете над гнездом кукушки», поднимая неподъемную тумбу: «Я хотя бы попытался».

Все произошедшее позже я не могу не назвать чудом. Экскурсовод из Иерусалима, с которой мы поделились нашей историей, нам просто не поверила: она сама не может провести туда людей. Тем не менее факт остается фактом.

В начале десятого удалось поймать такси, и араб подвез нас к Старому Городу. Мы прошли у стены Плача, поднялись наверх, в лабиринт улочек, выложенных отполированным тысячами ног камнем, и тут же уперлись в первый полицейский кордон. Наш водитель-араб пытался нам помочь, но не смог договориться с солдатами. Мы протиснулись к ограде, за которой стояло несколько сурового вида солдат с винтовками за спиной. Немного потоптавшись на месте, мы уже было отчаялись пройти дальше, но в этот момент рядом с нами небольшая группа русских паломников во главе с батюшкой прорвала кордон. Жена схватила меня за руку, и мы проскочили за ними.

Надо было видеть, как солдаты, бегая и крича, широко распахивая руки, пытались поймать наших соотечественников. Куда там! Большинство тут же ринулось в ближайшее кафе. Все делали вид, что будто именно сюда они и стремились, что именно здесь, в Иерусалиме самый лучший в мире кофе с булочкой. У прилавка моментально образовалась очередь, люди рассаживались за столиками, украдкой постреливая глазами в сторону охраны. Но удивительное дело: хотя солдаты и видели, что все мы, во главе со священником, сидим за столиками, они тут же потеряли к нам всякий интерес, вернулись к своему посту и занялись восстановлением поваленных заграждений. В этот момент я почувствовал, что, раз уж Господь сподобил прорвать нам первый кордон, то всё в этом волшебном городе не просто так, и что, может быть, нам все-таки удастся преодолеть все препятствия. Русские паломники (они были то ли из Вологды, то ли из Костромы) хорошо ориентировались в Городе. Они показали нам направление. Пройдя кафе насквозь и выйдя в переулок, мы рванули одним путем, но там нас не пустили.

Вернувшись в кафе, мы протиснулись за спинами не поймавших нас охранников в другой узкий проход, и побежали дальше. В очередном переулке мы уперлись в следующий кордон. Народу тут было немного. Видимо, поэтому солдаты здесь были не такими обозленными, и даже, как мне показалось, как-то благожелательно настроенными. Вокруг них прыгали, весело чирикая, воробьи, а рядом седой старик продавал пучки свечей. Какой-то находчивый христианин восточного вида стал указывать на то, что солдатам не стоит создавать здесь, на узкой улице, толпу. Те внезапно вняли, и пропустили человек десять-пятнадцать. Батюшка остался сзади, отказавшись бросать своих (некоторых не пустили, и он вернулся), а нам удалось прошмыгнуть. Пробежав несколько закоулков, вскоре мы, естественно, уперлись в следующий кордон. Здесь уже набилось народу довольно много, человек триста. Видно было, что стояли тут уже давно. И военные были совсем другие, злые до остервенения. Они то и дело орали: «get out! dont push!», и толкали нас, пытаясь рассечь на части. Некоторых хватали за шкирку, толкали прикладами, вытаскивали за руки и отправляли назад, в отсеченную в какой-то момент половину людей. Народ же все время пытался втиснуться в угол забора около узкой лазейки, которую теоретически могли открыть. Люди практически слились в единую массу, стараясь не встречаться с военными взглядом: реагировали те неадекватно. Один из солдат, поймав мой взгляд, стал на меня орать, чтобы я отошел назад. Но это было физически невозможно: сзади меня подпирал человеческий монолит. Я просто отвернул голову, и игнорировал его крик, пока он не переключился на кого-то другого. Все мы, приехавшие из спокойных цивилизованных стран, столкнулись здесь с изнанкой востока: жесткостью, безжалостностью. Я не виню полицию: стране, находящейся в военном положении, некогда миндальничать с каждым туристом. Между нами и местными просто не делали разницы. Но ощущение было такое, что, преодолев тысячи километров, стремясь к своей святыне, мы были будто виновны в каком-то преступлении. Если добавить к этому распалившееся к полудню солнце, и истекавших потом, уставших от многочасового стояния людей, то все это напоминало мытарства в каком-то адском каменном лабиринте.

Все обсуждали, сколько кордонов еще впереди. Какой-то седой дед с грузинским акцентом говорил, что кордонов впереди пять, другой доказывал, что девять. Нас по-прежнему никуда не пускали, и все немного успокоились. Вокруг были негры, румыны, испаноговорящие, итальянцы, американцы. У прохода постепенно оказались сплошь маленькие и юркие женщины-негритянки: они невероятно сильно (не по комплекции) орудовали локтями, проползая поближе к заветной щели. Но все это было, в общем, без какой-либо агрессии, мирно. Выражение «Царство Божие силой берется» открылось мне таким вот странным, полу-юродским образом.

Часа через полтора солдаты таки пропустили пару партий. Во второй оказались мы. Пройдя кордон, мы пробежали метров пятьдесят, и за углом вдруг совершенно неожиданно оказался Храм Гроба Господня. Оказывается, это был последний кордон!

Вот она, заветная святыня! Но удивительно, что в притворе храма почти никого не было. Мы вошли в Храм. У Камня Помазания, расположенного напротив входа, тоже никого не было. Еще бы, — догадался я, — все хотят увидеть Огонь. Правее, немного поодаль в проходе люди ломились в маленькую дверцу, за которой была Кувуклия. На пороге стоял солдат и никого не пускал. Мы же пошли в обход, постепенно пробираясь вперед под стеной. Народ здесь уже стоял совершенно плотно. Но время от времени кто-то выходил, кому-то становилось плохо. Еще через час с небольшим нам удалось подойти так, что до Кувуклии оставалось метров десять. А ведь еще недавно мы стояли у гостиницы, и думали, что все пропало!

Наверху, над кувуклией была колоннада. Там было наше место, куда мы не попали. Конечно, там было свободно, — широкий обзор, можно присесть, чтобы отдохнуть, можно сделать пару отличных кадров. Но, в общем, я был рад быть там, где был.

Ведь мы прошли сами, как простые люди, мы приложили усилие, и радость от этого была особенной.
Мы стояли часа два. Стоять было тяжело, — очень тесно, душно. Кого-то время от времени выносили, брызгали водой. Вообще, высокий рост очень выручает в таких местах. В такой невероятной сутолоке, где можно прямо перед собой положить воду, фотоаппарат, зная, что ничего не упадет (падать некуда), в такой жуткой толчее все пытались друг другу помочь. Кому-то плохо, — и тут же к нему протискивается кто-то с медицинским образованием. Кто-то щупает пульс, кто-то передает чей-то веер, кто-то брызгает водой. Все люди во Христе, независимо от цвета кожи вдруг становятся одинаково любящими, добрыми существами.

Время от времени кто-то кричал на своем языке: «Христос Воскресе!” — “Воистину Воскресе!» – отвечают его соотечественники. Пожалуй, громче всех кричали арабы-христиане с вифлеемскими флагами, но и наши драли глотки буть здоров. А еще — греки, румыны, грузины, эфиопы. Арабы, конечно, были самыми буйными. Но странным образом там, внутри Храма, это смотрелось совершенно органично. Ведь ими не двигало ничего, кроме радости быть со своим Богом.

Потом вышел Патриарх, и медленно, с хоругвями, обошел вокруг Кувуклии три раза. Затем, помолившись, скрылся за гирляндами тяжелых серебряных лампад.

Огонь сошел минуты через четыре, после того как Патриарх вошел в Кувуклию. Никаких сполохов, о которых обычно говорят как о предзнаменовании сошествия Огня, я не видел, кроме фотовспышек. Впрочем, говорят, что каждый раз это бывает по-разному.

Все достали мобильные телефоны. На экране каждого разгорался огонь из сотен пучков свечей, которые по цепочке передавали друг другу.

По поводу самого Огня. Когда я зажег свой пучок, мне показалось, что он действительно не обжигает. Но пламя было недостаточно большое, всего сантиметров пять. Возможно, это мне просто показалось. Позже я попробовал, естественно снизу, и пламя было горячим, обожгло шею. Но удивило не это, а то, что в этом колышащемся море огня никто не загорелся, не сгорел. Казалось, попади сюда какой-нибудь ответственный по противопожарной безопасности, — его бы сразу хватил удар. Все вокруг в неимоверном восторге размахивали свечами, толкались, пихали друг друга. Моя белая футболка стала совершенно закопченная, вся в тычках от свечей, но ни ожога, ни единого волоска на мне не сгорело.

В общем, только там я понял, что главное – пожалуй, не сам Огонь. Самое поразительное — все-таки атмосфера. Там чувствуется общая христианская, неподдельная радость. Вы обратили внимание, какие в храме бывают замечательные лица? Вот такая вот радость — осмысленная, радость глубоких умных глаз. В общем… не наше это — Православие. То есть — не только наше. Не только бабушкино. Оно — общечеловеческое. Мы привыкли думать, что только мы православные. А оно просто пришло к нам оттуда, где и было с самого начала. Мы разделили эту радость, и я увидел эту общность выходцев из самых разных стран, объединенных Христом. И эта радость любви – она совершенно одинаковая, она одна на всех.

И еще я бы хотел сказать: если вам кажется, что все пропало, что ваша ситуация не имеет выхода, — помолитесь. А, помолившись, не ждите чуда как фокус, не опускайте руки. Постарайтесь приложить усилия, и тогда вы действительно почувствуете помощь Божию.

ЕленаF
Зарегистрированный участник
Сообщения: 37
Зарегистрирован: 14 апр 2013, 05:34
Ник: ЕленаF

Сообщение ЕленаF » 12 ноя 2016, 11:54

Океана, очень благодарна вам. Такие обобщения и опыт очень нужны и важны нам, только вникающим в систему. Вот я - накопить информацию - накопила, а в жизни разбираться очень трудно и такие посты я все собираю и время от времени к ним обращаюсь. И считаю, что одни и те же знания но в разных переложениях лучше понимаются и усваиваются. И не понимаю, как можно категорично не принимать всё, что касается религии, хотим мы или нет - вся наша жизнь ею переплетена.

Godislove2012

Сообщение Godislove2012 » 12 ноя 2016, 12:07

zhdanova.olga писал(а):Царство Божие силой берется,
6 мая 2016
или Как сходил Благодатный огонь
Царство Божие силой берется - Православный журнал...http://foma.ru/
6 мая 2016
Автор:
КУРБАТОВ Юрий
http://foma.ru/wp-content/uploads/2015/ ... 50x143.jpg
http://foma.ru/wp-content/uploads/2016/ ... 683955.jpg
Божией милостью мы с женой оказались в Израиле накануне Пасхи. И конечно, нам, как православным, очень хотелось попасть в Великую Субботу в Храм Гроба Господня, чтобы посмотреть на чудо сошествия Благодатного Огня.

Один знакомый израильтянин пообещал помочь нам достать пропуск в Храм — в величайшую христианскую святыню, куда не каждый попадает, да еще и в такой день! Мы были вне себя от радости. Но мы не представляли себе, в какой квест превратится наша поездка. Наша православная вера открылась нам с совершенно неожиданной стороны.

Мы жили в Тель-Авиве. Особенности этих святых дней таковы, что, в целях безопасности накануне ночью полиция перекрывает все въезды в Иерусалим. Поэтому мы приехали в Иерусалим в пятницу вечером, и устроились в фойе гостиницы, откуда поутру нас должны были забрать.

Когда взошло солнце, к гостинице подкатил автобус. В него поднялись жившие в этом отеле наши соотечественники. Мимо нас прошли несколько известных лиц. Но мы, увы, в списках не значились.

Время шло. Я долго не мог дозвониться к человеку, который должен был нам помочь (утро Шаббата, все спят!), а когда на том конце провода наконец ответили, то выяснилось, что нас просто забыли внести в список. Типичное восточное головотяпство (впрочем, похоже, что это — вещь совершенно интернациональная).

Мы с женой стояли у гостиницы на горе Сион, не зная, что делать дальше. Было уже девять часов утра. Храм Гроба Господня, места в котором некоторые паломники занимают за неделю, был уже недоступен. Во избежание давки и терактов Старый Город просто закрывается для посещения. Нас могло спасти только чудо.

Оставалось одно — молиться святителю Николаю Мирликийскому, покровителю всех путешественников и паломников. Ну не опускать же руки. Как говорил Патрик Макмерфи в «Полете над гнездом кукушки», поднимая неподъемную тумбу: «Я хотя бы попытался».

Все произошедшее позже я не могу не назвать чудом. Экскурсовод из Иерусалима, с которой мы поделились нашей историей, нам просто не поверила: она сама не может провести туда людей. Тем не менее факт остается фактом.

В начале десятого удалось поймать такси, и араб подвез нас к Старому Городу. Мы прошли у стены Плача, поднялись наверх, в лабиринт улочек, выложенных отполированным тысячами ног камнем, и тут же уперлись в первый полицейский кордон. Наш водитель-араб пытался нам помочь, но не смог договориться с солдатами. Мы протиснулись к ограде, за которой стояло несколько сурового вида солдат с винтовками за спиной. Немного потоптавшись на месте, мы уже было отчаялись пройти дальше, но в этот момент рядом с нами небольшая группа русских паломников во главе с батюшкой прорвала кордон. Жена схватила меня за руку, и мы проскочили за ними.

Надо было видеть, как солдаты, бегая и крича, широко распахивая руки, пытались поймать наших соотечественников. Куда там! Большинство тут же ринулось в ближайшее кафе. Все делали вид, что будто именно сюда они и стремились, что именно здесь, в Иерусалиме самый лучший в мире кофе с булочкой. У прилавка моментально образовалась очередь, люди рассаживались за столиками, украдкой постреливая глазами в сторону охраны. Но удивительное дело: хотя солдаты и видели, что все мы, во главе со священником, сидим за столиками, они тут же потеряли к нам всякий интерес, вернулись к своему посту и занялись восстановлением поваленных заграждений. В этот момент я почувствовал, что, раз уж Господь сподобил прорвать нам первый кордон, то всё в этом волшебном городе не просто так, и что, может быть, нам все-таки удастся преодолеть все препятствия. Русские паломники (они были то ли из Вологды, то ли из Костромы) хорошо ориентировались в Городе. Они показали нам направление. Пройдя кафе насквозь и выйдя в переулок, мы рванули одним путем, но там нас не пустили.

Вернувшись в кафе, мы протиснулись за спинами не поймавших нас охранников в другой узкий проход, и побежали дальше. В очередном переулке мы уперлись в следующий кордон. Народу тут было немного. Видимо, поэтому солдаты здесь были не такими обозленными, и даже, как мне показалось, как-то благожелательно настроенными. Вокруг них прыгали, весело чирикая, воробьи, а рядом седой старик продавал пучки свечей. Какой-то находчивый христианин восточного вида стал указывать на то, что солдатам не стоит создавать здесь, на узкой улице, толпу. Те внезапно вняли, и пропустили человек десять-пятнадцать. Батюшка остался сзади, отказавшись бросать своих (некоторых не пустили, и он вернулся), а нам удалось прошмыгнуть. Пробежав несколько закоулков, вскоре мы, естественно, уперлись в следующий кордон. Здесь уже набилось народу довольно много, человек триста. Видно было, что стояли тут уже давно. И военные были совсем другие, злые до остервенения. Они то и дело орали: «get out! dont push!», и толкали нас, пытаясь рассечь на части. Некоторых хватали за шкирку, толкали прикладами, вытаскивали за руки и отправляли назад, в отсеченную в какой-то момент половину людей. Народ же все время пытался втиснуться в угол забора около узкой лазейки, которую теоретически могли открыть. Люди практически слились в единую массу, стараясь не встречаться с военными взглядом: реагировали те неадекватно. Один из солдат, поймав мой взгляд, стал на меня орать, чтобы я отошел назад. Но это было физически невозможно: сзади меня подпирал человеческий монолит. Я просто отвернул голову, и игнорировал его крик, пока он не переключился на кого-то другого. Все мы, приехавшие из спокойных цивилизованных стран, столкнулись здесь с изнанкой востока: жесткостью, безжалостностью. Я не виню полицию: стране, находящейся в военном положении, некогда миндальничать с каждым туристом. Между нами и местными просто не делали разницы. Но ощущение было такое, что, преодолев тысячи километров, стремясь к своей святыне, мы были будто виновны в каком-то преступлении. Если добавить к этому распалившееся к полудню солнце, и истекавших потом, уставших от многочасового стояния людей, то все это напоминало мытарства в каком-то адском каменном лабиринте.

Все обсуждали, сколько кордонов еще впереди. Какой-то седой дед с грузинским акцентом говорил, что кордонов впереди пять, другой доказывал, что девять. Нас по-прежнему никуда не пускали, и все немного успокоились. Вокруг были негры, румыны, испаноговорящие, итальянцы, американцы. У прохода постепенно оказались сплошь маленькие и юркие женщины-негритянки: они невероятно сильно (не по комплекции) орудовали локтями, проползая поближе к заветной щели. Но все это было, в общем, без какой-либо агрессии, мирно. Выражение «Царство Божие силой берется» открылось мне таким вот странным, полу-юродским образом.

Часа через полтора солдаты таки пропустили пару партий. Во второй оказались мы. Пройдя кордон, мы пробежали метров пятьдесят, и за углом вдруг совершенно неожиданно оказался Храм Гроба Господня. Оказывается, это был последний кордон!

Вот она, заветная святыня! Но удивительно, что в притворе храма почти никого не было. Мы вошли в Храм. У Камня Помазания, расположенного напротив входа, тоже никого не было. Еще бы, — догадался я, — все хотят увидеть Огонь. Правее, немного поодаль в проходе люди ломились в маленькую дверцу, за которой была Кувуклия. На пороге стоял солдат и никого не пускал. Мы же пошли в обход, постепенно пробираясь вперед под стеной. Народ здесь уже стоял совершенно плотно. Но время от времени кто-то выходил, кому-то становилось плохо. Еще через час с небольшим нам удалось подойти так, что до Кувуклии оставалось метров десять. А ведь еще недавно мы стояли у гостиницы, и думали, что все пропало!

Наверху, над кувуклией была колоннада. Там было наше место, куда мы не попали. Конечно, там было свободно, — широкий обзор, можно присесть, чтобы отдохнуть, можно сделать пару отличных кадров. Но, в общем, я был рад быть там, где был.

Ведь мы прошли сами, как простые люди, мы приложили усилие, и радость от этого была особенной.
Мы стояли часа два. Стоять было тяжело, — очень тесно, душно. Кого-то время от времени выносили, брызгали водой. Вообще, высокий рост очень выручает в таких местах. В такой невероятной сутолоке, где можно прямо перед собой положить воду, фотоаппарат, зная, что ничего не упадет (падать некуда), в такой жуткой толчее все пытались друг другу помочь. Кому-то плохо, — и тут же к нему протискивается кто-то с медицинским образованием. Кто-то щупает пульс, кто-то передает чей-то веер, кто-то брызгает водой. Все люди во Христе, независимо от цвета кожи вдруг становятся одинаково любящими, добрыми существами.

Время от времени кто-то кричал на своем языке: «Христос Воскресе!” — “Воистину Воскресе!» – отвечают его соотечественники. Пожалуй, громче всех кричали арабы-христиане с вифлеемскими флагами, но и наши драли глотки буть здоров. А еще — греки, румыны, грузины, эфиопы. Арабы, конечно, были самыми буйными. Но странным образом там, внутри Храма, это смотрелось совершенно органично. Ведь ими не двигало ничего, кроме радости быть со своим Богом.

Потом вышел Патриарх, и медленно, с хоругвями, обошел вокруг Кувуклии три раза. Затем, помолившись, скрылся за гирляндами тяжелых серебряных лампад.

Огонь сошел минуты через четыре, после того как Патриарх вошел в Кувуклию. Никаких сполохов, о которых обычно говорят как о предзнаменовании сошествия Огня, я не видел, кроме фотовспышек. Впрочем, говорят, что каждый раз это бывает по-разному.

Все достали мобильные телефоны. На экране каждого разгорался огонь из сотен пучков свечей, которые по цепочке передавали друг другу.

По поводу самого Огня. Когда я зажег свой пучок, мне показалось, что он действительно не обжигает. Но пламя было недостаточно большое, всего сантиметров пять. Возможно, это мне просто показалось. Позже я попробовал, естественно снизу, и пламя было горячим, обожгло шею. Но удивило не это, а то, что в этом колышащемся море огня никто не загорелся, не сгорел. Казалось, попади сюда какой-нибудь ответственный по противопожарной безопасности, — его бы сразу хватил удар. Все вокруг в неимоверном восторге размахивали свечами, толкались, пихали друг друга. Моя белая футболка стала совершенно закопченная, вся в тычках от свечей, но ни ожога, ни единого волоска на мне не сгорело.

В общем, только там я понял, что главное – пожалуй, не сам Огонь. Самое поразительное — все-таки атмосфера. Там чувствуется общая христианская, неподдельная радость. Вы обратили внимание, какие в храме бывают замечательные лица? Вот такая вот радость — осмысленная, радость глубоких умных глаз. В общем… не наше это — Православие. То есть — не только наше. Не только бабушкино. Оно — общечеловеческое. Мы привыкли думать, что только мы православные. А оно просто пришло к нам оттуда, где и было с самого начала. Мы разделили эту радость, и я увидел эту общность выходцев из самых разных стран, объединенных Христом. И эта радость любви – она совершенно одинаковая, она одна на всех.

И еще я бы хотел сказать: если вам кажется, что все пропало, что ваша ситуация не имеет выхода, — помолитесь. А, помолившись, не ждите чуда как фокус, не опускайте руки. Постарайтесь приложить усилия, и тогда вы действительно почувствуете помощь Божию.
zhdanova.olga, скажите пожалуйста, почему вы разместили этот материал здесь, в теме Океаны о её опыте? Что вы хотели сказать этим текстом? Для вас автор статьи Курбатов является большим просветленным авторитетом в православии? Извините, но я правда не поняла.
Дайте пожалуйста свой комментарий к приведенному вами тексту.

Не секрет ни для кого, что толпы праздных туристов едут сейчас куда угодно, и к схождению благодатного огня едет много ...ммм...не совсем подготовленных молитвой людей. Как сделать так, чтобы божественный огонь не обжёг их? Правильно, создать максимальное количество кордонов. Забыть их внести в список. Устроить давку. Всё же нормально, не так ли?

Нет ничего предосудительного в том, что человек, далекий от церкви, даёт своё видение и мнение о православии и своей поездки к "царствию божьему" в каком-то интернетном ресурсе.

Но какое это вся писанина имеет отношение к данной глубокой и далеко не дилетантской теме, я вот этого не поняла.
Такое впечатление у меня сегодня создалось, что многие лазаревцы реагируют на слово церковь и православие[del] как чёрт на ладан.
[/del] очень эмоционально.

Аватара пользователя
korpet
Зарегистрированный участник
Сообщения: 98
Зарегистрирован: 13 янв 2012, 11:03
Ник: korpet

Сообщение korpet » 12 ноя 2016, 12:35

Godislove2012 писал(а): Потому что тема шыкарррная получилась у Океаны. Вот и колбасит некоторых)
Правда Океана, молодец большую работу сделала, надо попросить модераторов оффтоп убрать.

Аватара пользователя
Наташа_
Зарегистрированный участник
Сообщения: 387
Зарегистрирован: 30 май 2013, 20:14
Ник: Наташа_

Сообщение Наташа_ » 12 ноя 2016, 12:57

А чё такого то? Очень лазаревская статья, хоть в "опыт читателей" отправляй. И "все люди братья". :ohh:

Godislove2012

Сообщение Godislove2012 » 12 ноя 2016, 13:06

Наташа_ писал(а):А чё такого то? Очень лазаревская статья, хоть в "опыт читателей" отправляй. И "все люди братья". :ohh:
Я спрашивала Жданову Ольгу, но спасибо и за ваше видение. Да, согласна, там много кое-чего по-Лазареву, но по теме Океаны я что-то ничего не заметила.

Аватара пользователя
zhdanova.olga
Зарегистрированный участник
Сообщения: 720
Зарегистрирован: 15 апр 2012, 17:57
Ник: zhdanova.olga

Сообщение zhdanova.olga » 12 ноя 2016, 16:11

Godislove2012 писал(а):
zhdanova.olga писал(а):Царство Божие силой берется,
6 мая 2016
или Как сходил Благодатный огонь
Царство Божие силой берется - Православный журнал...http://foma.ru/
6 мая 2016
Автор:
КУРБАТОВ Юрий
http://foma.ru/wp-content/uploads/2015/ ... 50x143.jpg
http://foma.ru/wp-content/uploads/2016/ ... 683955.jpg
Божией милостью мы с женой оказались в Израиле накануне Пасхи. И конечно, нам, как православным, очень хотелось попасть в Великую Субботу в Храм Гроба Господня, чтобы посмотреть на чудо сошествия Благодатного Огня.

Один знакомый израильтянин пообещал помочь нам достать пропуск в Храм — в величайшую христианскую святыню, куда не каждый попадает, да еще и в такой день! Мы были вне себя от радости. Но мы не представляли себе, в какой квест превратится наша поездка. Наша православная вера открылась нам с совершенно неожиданной стороны.

Мы жили в Тель-Авиве. Особенности этих святых дней таковы, что, в целях безопасности накануне ночью полиция перекрывает все въезды в Иерусалим. Поэтому мы приехали в Иерусалим в пятницу вечером, и устроились в фойе гостиницы, откуда поутру нас должны были забрать.

Когда взошло солнце, к гостинице подкатил автобус. В него поднялись жившие в этом отеле наши соотечественники. Мимо нас прошли несколько известных лиц. Но мы, увы, в списках не значились.

Время шло. Я долго не мог дозвониться к человеку, который должен был нам помочь (утро Шаббата, все спят!), а когда на том конце провода наконец ответили, то выяснилось, что нас просто забыли внести в список. Типичное восточное головотяпство (впрочем, похоже, что это — вещь совершенно интернациональная).

Мы с женой стояли у гостиницы на горе Сион, не зная, что делать дальше. Было уже девять часов утра. Храм Гроба Господня, места в котором некоторые паломники занимают за неделю, был уже недоступен. Во избежание давки и терактов Старый Город просто закрывается для посещения. Нас могло спасти только чудо.

Оставалось одно — молиться святителю Николаю Мирликийскому, покровителю всех путешественников и паломников. Ну не опускать же руки. Как говорил Патрик Макмерфи в «Полете над гнездом кукушки», поднимая неподъемную тумбу: «Я хотя бы попытался».

Все произошедшее позже я не могу не назвать чудом. Экскурсовод из Иерусалима, с которой мы поделились нашей историей, нам просто не поверила: она сама не может провести туда людей. Тем не менее факт остается фактом.

В начале десятого удалось поймать такси, и араб подвез нас к Старому Городу. Мы прошли у стены Плача, поднялись наверх, в лабиринт улочек, выложенных отполированным тысячами ног камнем, и тут же уперлись в первый полицейский кордон. Наш водитель-араб пытался нам помочь, но не смог договориться с солдатами. Мы протиснулись к ограде, за которой стояло несколько сурового вида солдат с винтовками за спиной. Немного потоптавшись на месте, мы уже было отчаялись пройти дальше, но в этот момент рядом с нами небольшая группа русских паломников во главе с батюшкой прорвала кордон. Жена схватила меня за руку, и мы проскочили за ними.

Надо было видеть, как солдаты, бегая и крича, широко распахивая руки, пытались поймать наших соотечественников. Куда там! Большинство тут же ринулось в ближайшее кафе. Все делали вид, что будто именно сюда они и стремились, что именно здесь, в Иерусалиме самый лучший в мире кофе с булочкой. У прилавка моментально образовалась очередь, люди рассаживались за столиками, украдкой постреливая глазами в сторону охраны. Но удивительное дело: хотя солдаты и видели, что все мы, во главе со священником, сидим за столиками, они тут же потеряли к нам всякий интерес, вернулись к своему посту и занялись восстановлением поваленных заграждений. В этот момент я почувствовал, что, раз уж Господь сподобил прорвать нам первый кордон, то всё в этом волшебном городе не просто так, и что, может быть, нам все-таки удастся преодолеть все препятствия. Русские паломники (они были то ли из Вологды, то ли из Костромы) хорошо ориентировались в Городе. Они показали нам направление. Пройдя кафе насквозь и выйдя в переулок, мы рванули одним путем, но там нас не пустили.

Вернувшись в кафе, мы протиснулись за спинами не поймавших нас охранников в другой узкий проход, и побежали дальше. В очередном переулке мы уперлись в следующий кордон. Народу тут было немного. Видимо, поэтому солдаты здесь были не такими обозленными, и даже, как мне показалось, как-то благожелательно настроенными. Вокруг них прыгали, весело чирикая, воробьи, а рядом седой старик продавал пучки свечей. Какой-то находчивый христианин восточного вида стал указывать на то, что солдатам не стоит создавать здесь, на узкой улице, толпу. Те внезапно вняли, и пропустили человек десять-пятнадцать. Батюшка остался сзади, отказавшись бросать своих (некоторых не пустили, и он вернулся), а нам удалось прошмыгнуть. Пробежав несколько закоулков, вскоре мы, естественно, уперлись в следующий кордон. Здесь уже набилось народу довольно много, человек триста. Видно было, что стояли тут уже давно. И военные были совсем другие, злые до остервенения. Они то и дело орали: «get out! dont push!», и толкали нас, пытаясь рассечь на части. Некоторых хватали за шкирку, толкали прикладами, вытаскивали за руки и отправляли назад, в отсеченную в какой-то момент половину людей. Народ же все время пытался втиснуться в угол забора около узкой лазейки, которую теоретически могли открыть. Люди практически слились в единую массу, стараясь не встречаться с военными взглядом: реагировали те неадекватно. Один из солдат, поймав мой взгляд, стал на меня орать, чтобы я отошел назад. Но это было физически невозможно: сзади меня подпирал человеческий монолит. Я просто отвернул голову, и игнорировал его крик, пока он не переключился на кого-то другого. Все мы, приехавшие из спокойных цивилизованных стран, столкнулись здесь с изнанкой востока: жесткостью, безжалостностью. Я не виню полицию: стране, находящейся в военном положении, некогда миндальничать с каждым туристом. Между нами и местными просто не делали разницы. Но ощущение было такое, что, преодолев тысячи километров, стремясь к своей святыне, мы были будто виновны в каком-то преступлении. Если добавить к этому распалившееся к полудню солнце, и истекавших потом, уставших от многочасового стояния людей, то все это напоминало мытарства в каком-то адском каменном лабиринте.

Все обсуждали, сколько кордонов еще впереди. Какой-то седой дед с грузинским акцентом говорил, что кордонов впереди пять, другой доказывал, что девять. Нас по-прежнему никуда не пускали, и все немного успокоились. Вокруг были негры, румыны, испаноговорящие, итальянцы, американцы. У прохода постепенно оказались сплошь маленькие и юркие женщины-негритянки: они невероятно сильно (не по комплекции) орудовали локтями, проползая поближе к заветной щели. Но все это было, в общем, без какой-либо агрессии, мирно. Выражение «Царство Божие силой берется» открылось мне таким вот странным, полу-юродским образом.

Часа через полтора солдаты таки пропустили пару партий. Во второй оказались мы. Пройдя кордон, мы пробежали метров пятьдесят, и за углом вдруг совершенно неожиданно оказался Храм Гроба Господня. Оказывается, это был последний кордон!

Вот она, заветная святыня! Но удивительно, что в притворе храма почти никого не было. Мы вошли в Храм. У Камня Помазания, расположенного напротив входа, тоже никого не было. Еще бы, — догадался я, — все хотят увидеть Огонь. Правее, немного поодаль в проходе люди ломились в маленькую дверцу, за которой была Кувуклия. На пороге стоял солдат и никого не пускал. Мы же пошли в обход, постепенно пробираясь вперед под стеной. Народ здесь уже стоял совершенно плотно. Но время от времени кто-то выходил, кому-то становилось плохо. Еще через час с небольшим нам удалось подойти так, что до Кувуклии оставалось метров десять. А ведь еще недавно мы стояли у гостиницы, и думали, что все пропало!

Наверху, над кувуклией была колоннада. Там было наше место, куда мы не попали. Конечно, там было свободно, — широкий обзор, можно присесть, чтобы отдохнуть, можно сделать пару отличных кадров. Но, в общем, я был рад быть там, где был.

Ведь мы прошли сами, как простые люди, мы приложили усилие, и радость от этого была особенной.
Мы стояли часа два. Стоять было тяжело, — очень тесно, душно. Кого-то время от времени выносили, брызгали водой. Вообще, высокий рост очень выручает в таких местах. В такой невероятной сутолоке, где можно прямо перед собой положить воду, фотоаппарат, зная, что ничего не упадет (падать некуда), в такой жуткой толчее все пытались друг другу помочь. Кому-то плохо, — и тут же к нему протискивается кто-то с медицинским образованием. Кто-то щупает пульс, кто-то передает чей-то веер, кто-то брызгает водой. Все люди во Христе, независимо от цвета кожи вдруг становятся одинаково любящими, добрыми существами.

Время от времени кто-то кричал на своем языке: «Христос Воскресе!” — “Воистину Воскресе!» – отвечают его соотечественники. Пожалуй, громче всех кричали арабы-христиане с вифлеемскими флагами, но и наши драли глотки буть здоров. А еще — греки, румыны, грузины, эфиопы. Арабы, конечно, были самыми буйными. Но странным образом там, внутри Храма, это смотрелось совершенно органично. Ведь ими не двигало ничего, кроме радости быть со своим Богом.

Потом вышел Патриарх, и медленно, с хоругвями, обошел вокруг Кувуклии три раза. Затем, помолившись, скрылся за гирляндами тяжелых серебряных лампад.

Огонь сошел минуты через четыре, после того как Патриарх вошел в Кувуклию. Никаких сполохов, о которых обычно говорят как о предзнаменовании сошествия Огня, я не видел, кроме фотовспышек. Впрочем, говорят, что каждый раз это бывает по-разному.

Все достали мобильные телефоны. На экране каждого разгорался огонь из сотен пучков свечей, которые по цепочке передавали друг другу.

По поводу самого Огня. Когда я зажег свой пучок, мне показалось, что он действительно не обжигает. Но пламя было недостаточно большое, всего сантиметров пять. Возможно, это мне просто показалось. Позже я попробовал, естественно снизу, и пламя было горячим, обожгло шею. Но удивило не это, а то, что в этом колышащемся море огня никто не загорелся, не сгорел. Казалось, попади сюда какой-нибудь ответственный по противопожарной безопасности, — его бы сразу хватил удар. Все вокруг в неимоверном восторге размахивали свечами, толкались, пихали друг друга. Моя белая футболка стала совершенно закопченная, вся в тычках от свечей, но ни ожога, ни единого волоска на мне не сгорело.

В общем, только там я понял, что главное – пожалуй, не сам Огонь. Самое поразительное — все-таки атмосфера. Там чувствуется общая христианская, неподдельная радость. Вы обратили внимание, какие в храме бывают замечательные лица? Вот такая вот радость — осмысленная, радость глубоких умных глаз. В общем… не наше это — Православие. То есть — не только наше. Не только бабушкино. Оно — общечеловеческое. Мы привыкли думать, что только мы православные. А оно просто пришло к нам оттуда, где и было с самого начала. Мы разделили эту радость, и я увидел эту общность выходцев из самых разных стран, объединенных Христом. И эта радость любви – она совершенно одинаковая, она одна на всех.

И еще я бы хотел сказать: если вам кажется, что все пропало, что ваша ситуация не имеет выхода, — помолитесь. А, помолившись, не ждите чуда как фокус, не опускайте руки. Постарайтесь приложить усилия, и тогда вы действительно почувствуете помощь Божию.
zhdanova.olga, скажите пожалуйста, почему вы разместили этот материал здесь, в теме Океаны о её опыте? Что вы хотели сказать этим текстом? Для вас автор статьи Курбатов является большим просветленным авторитетом в православии? Извините, но я правда не поняла.
Дайте пожалуйста свой комментарий к приведенному вами тексту.

Не секрет ни для кого, что толпы праздных туристов едут сейчас куда угодно, и к схождению благодатного огня едет много ...ммм...не совсем подготовленных молитвой людей. Как сделать так, чтобы божественный огонь не обжёг их? Правильно, создать максимальное количество кордонов. Забыть их внести в список. Устроить давку. Всё же нормально, не так ли?

Нет ничего предосудительного в том, что человек, далекий от церкви, даёт своё видение и мнение о православии и своей поездки к "царствию божьему" в каком-то интернетном ресурсе.

Но какое это вся писанина имеет отношение к данной глубокой и далеко не дилетантской теме, я вот этого не поняла.
Такое впечатление у меня сегодня создалось, что многие лазаревцы реагируют на слово церковь и православие[del] как чёрт на ладан.
[/del] очень эмоционально.
Ирина, это я разместила здесь, как пример того, что в критических ситуациях человек обращается к Богу и случается чудо, как ответ на молитву бывает услышан свыше. И еще то необъяснимое, не познанное никем чудо схождения благодатного огня именно в православном храме. И еще потому, что Океана советует молиться утром и вечером. Я высказала свою точку зрения- почему это важно, привела пример.

Аватара пользователя
ираида
Зарегистрированный участник
Сообщения: 0
Зарегистрирован: 13 окт 2011, 17:28
Ник: ираида

Сообщение ираида » 12 ноя 2016, 16:12

Спасибо,Океана,за тему!Очень нужная для нас всех.

Godislove2012

Сообщение Godislove2012 » 12 ноя 2016, 17:24

zhdanova.olga писал(а):
Godislove2012 писал(а):
zhdanova.olga писал(а):Царство Божие силой берется,
6 мая 2016
или Как сходил Благодатный огонь
Царство Божие силой берется - Православный журнал...http://foma.ru/
6 мая 2016
Автор:
КУРБАТОВ Юрий
http://foma.ru/wp-content/uploads/2015/ ... 50x143.jpg
http://foma.ru/wp-content/uploads/2016/ ... 683955.jpg
Божией милостью мы с женой оказались в Израиле накануне Пасхи. И конечно, нам, как православным, очень хотелось попасть в Великую Субботу в Храм Гроба Господня, чтобы посмотреть на чудо сошествия Благодатного Огня.

Один знакомый израильтянин пообещал помочь нам достать пропуск в Храм — в величайшую христианскую святыню, куда не каждый попадает, да еще и в такой день! Мы были вне себя от радости. Но мы не представляли себе, в какой квест превратится наша поездка. Наша православная вера открылась нам с совершенно неожиданной стороны.

Мы жили в Тель-Авиве. Особенности этих святых дней таковы, что, в целях безопасности накануне ночью полиция перекрывает все въезды в Иерусалим. Поэтому мы приехали в Иерусалим в пятницу вечером, и устроились в фойе гостиницы, откуда поутру нас должны были забрать.

Когда взошло солнце, к гостинице подкатил автобус. В него поднялись жившие в этом отеле наши соотечественники. Мимо нас прошли несколько известных лиц. Но мы, увы, в списках не значились.

Время шло. Я долго не мог дозвониться к человеку, который должен был нам помочь (утро Шаббата, все спят!), а когда на том конце провода наконец ответили, то выяснилось, что нас просто забыли внести в список. Типичное восточное головотяпство (впрочем, похоже, что это — вещь совершенно интернациональная).

Мы с женой стояли у гостиницы на горе Сион, не зная, что делать дальше. Было уже девять часов утра. Храм Гроба Господня, места в котором некоторые паломники занимают за неделю, был уже недоступен. Во избежание давки и терактов Старый Город просто закрывается для посещения. Нас могло спасти только чудо.

Оставалось одно — молиться святителю Николаю Мирликийскому, покровителю всех путешественников и паломников. Ну не опускать же руки. Как говорил Патрик Макмерфи в «Полете над гнездом кукушки», поднимая неподъемную тумбу: «Я хотя бы попытался».

Все произошедшее позже я не могу не назвать чудом. Экскурсовод из Иерусалима, с которой мы поделились нашей историей, нам просто не поверила: она сама не может провести туда людей. Тем не менее факт остается фактом.

В начале десятого удалось поймать такси, и араб подвез нас к Старому Городу. Мы прошли у стены Плача, поднялись наверх, в лабиринт улочек, выложенных отполированным тысячами ног камнем, и тут же уперлись в первый полицейский кордон. Наш водитель-араб пытался нам помочь, но не смог договориться с солдатами. Мы протиснулись к ограде, за которой стояло несколько сурового вида солдат с винтовками за спиной. Немного потоптавшись на месте, мы уже было отчаялись пройти дальше, но в этот момент рядом с нами небольшая группа русских паломников во главе с батюшкой прорвала кордон. Жена схватила меня за руку, и мы проскочили за ними.

Надо было видеть, как солдаты, бегая и крича, широко распахивая руки, пытались поймать наших соотечественников. Куда там! Большинство тут же ринулось в ближайшее кафе. Все делали вид, что будто именно сюда они и стремились, что именно здесь, в Иерусалиме самый лучший в мире кофе с булочкой. У прилавка моментально образовалась очередь, люди рассаживались за столиками, украдкой постреливая глазами в сторону охраны. Но удивительное дело: хотя солдаты и видели, что все мы, во главе со священником, сидим за столиками, они тут же потеряли к нам всякий интерес, вернулись к своему посту и занялись восстановлением поваленных заграждений. В этот момент я почувствовал, что, раз уж Господь сподобил прорвать нам первый кордон, то всё в этом волшебном городе не просто так, и что, может быть, нам все-таки удастся преодолеть все препятствия. Русские паломники (они были то ли из Вологды, то ли из Костромы) хорошо ориентировались в Городе. Они показали нам направление. Пройдя кафе насквозь и выйдя в переулок, мы рванули одним путем, но там нас не пустили.

Вернувшись в кафе, мы протиснулись за спинами не поймавших нас охранников в другой узкий проход, и побежали дальше. В очередном переулке мы уперлись в следующий кордон. Народу тут было немного. Видимо, поэтому солдаты здесь были не такими обозленными, и даже, как мне показалось, как-то благожелательно настроенными. Вокруг них прыгали, весело чирикая, воробьи, а рядом седой старик продавал пучки свечей. Какой-то находчивый христианин восточного вида стал указывать на то, что солдатам не стоит создавать здесь, на узкой улице, толпу. Те внезапно вняли, и пропустили человек десять-пятнадцать. Батюшка остался сзади, отказавшись бросать своих (некоторых не пустили, и он вернулся), а нам удалось прошмыгнуть. Пробежав несколько закоулков, вскоре мы, естественно, уперлись в следующий кордон. Здесь уже набилось народу довольно много, человек триста. Видно было, что стояли тут уже давно. И военные были совсем другие, злые до остервенения. Они то и дело орали: «get out! dont push!», и толкали нас, пытаясь рассечь на части. Некоторых хватали за шкирку, толкали прикладами, вытаскивали за руки и отправляли назад, в отсеченную в какой-то момент половину людей. Народ же все время пытался втиснуться в угол забора около узкой лазейки, которую теоретически могли открыть. Люди практически слились в единую массу, стараясь не встречаться с военными взглядом: реагировали те неадекватно. Один из солдат, поймав мой взгляд, стал на меня орать, чтобы я отошел назад. Но это было физически невозможно: сзади меня подпирал человеческий монолит. Я просто отвернул голову, и игнорировал его крик, пока он не переключился на кого-то другого. Все мы, приехавшие из спокойных цивилизованных стран, столкнулись здесь с изнанкой востока: жесткостью, безжалостностью. Я не виню полицию: стране, находящейся в военном положении, некогда миндальничать с каждым туристом. Между нами и местными просто не делали разницы. Но ощущение было такое, что, преодолев тысячи километров, стремясь к своей святыне, мы были будто виновны в каком-то преступлении. Если добавить к этому распалившееся к полудню солнце, и истекавших потом, уставших от многочасового стояния людей, то все это напоминало мытарства в каком-то адском каменном лабиринте.

Все обсуждали, сколько кордонов еще впереди. Какой-то седой дед с грузинским акцентом говорил, что кордонов впереди пять, другой доказывал, что девять. Нас по-прежнему никуда не пускали, и все немного успокоились. Вокруг были негры, румыны, испаноговорящие, итальянцы, американцы. У прохода постепенно оказались сплошь маленькие и юркие женщины-негритянки: они невероятно сильно (не по комплекции) орудовали локтями, проползая поближе к заветной щели. Но все это было, в общем, без какой-либо агрессии, мирно. Выражение «Царство Божие силой берется» открылось мне таким вот странным, полу-юродским образом.

Часа через полтора солдаты таки пропустили пару партий. Во второй оказались мы. Пройдя кордон, мы пробежали метров пятьдесят, и за углом вдруг совершенно неожиданно оказался Храм Гроба Господня. Оказывается, это был последний кордон!

Вот она, заветная святыня! Но удивительно, что в притворе храма почти никого не было. Мы вошли в Храм. У Камня Помазания, расположенного напротив входа, тоже никого не было. Еще бы, — догадался я, — все хотят увидеть Огонь. Правее, немного поодаль в проходе люди ломились в маленькую дверцу, за которой была Кувуклия. На пороге стоял солдат и никого не пускал. Мы же пошли в обход, постепенно пробираясь вперед под стеной. Народ здесь уже стоял совершенно плотно. Но время от времени кто-то выходил, кому-то становилось плохо. Еще через час с небольшим нам удалось подойти так, что до Кувуклии оставалось метров десять. А ведь еще недавно мы стояли у гостиницы, и думали, что все пропало!

Наверху, над кувуклией была колоннада. Там было наше место, куда мы не попали. Конечно, там было свободно, — широкий обзор, можно присесть, чтобы отдохнуть, можно сделать пару отличных кадров. Но, в общем, я был рад быть там, где был.

Ведь мы прошли сами, как простые люди, мы приложили усилие, и радость от этого была особенной.
Мы стояли часа два. Стоять было тяжело, — очень тесно, душно. Кого-то время от времени выносили, брызгали водой. Вообще, высокий рост очень выручает в таких местах. В такой невероятной сутолоке, где можно прямо перед собой положить воду, фотоаппарат, зная, что ничего не упадет (падать некуда), в такой жуткой толчее все пытались друг другу помочь. Кому-то плохо, — и тут же к нему протискивается кто-то с медицинским образованием. Кто-то щупает пульс, кто-то передает чей-то веер, кто-то брызгает водой. Все люди во Христе, независимо от цвета кожи вдруг становятся одинаково любящими, добрыми существами.

Время от времени кто-то кричал на своем языке: «Христос Воскресе!” — “Воистину Воскресе!» – отвечают его соотечественники. Пожалуй, громче всех кричали арабы-христиане с вифлеемскими флагами, но и наши драли глотки буть здоров. А еще — греки, румыны, грузины, эфиопы. Арабы, конечно, были самыми буйными. Но странным образом там, внутри Храма, это смотрелось совершенно органично. Ведь ими не двигало ничего, кроме радости быть со своим Богом.

Потом вышел Патриарх, и медленно, с хоругвями, обошел вокруг Кувуклии три раза. Затем, помолившись, скрылся за гирляндами тяжелых серебряных лампад.

Огонь сошел минуты через четыре, после того как Патриарх вошел в Кувуклию. Никаких сполохов, о которых обычно говорят как о предзнаменовании сошествия Огня, я не видел, кроме фотовспышек. Впрочем, говорят, что каждый раз это бывает по-разному.

Все достали мобильные телефоны. На экране каждого разгорался огонь из сотен пучков свечей, которые по цепочке передавали друг другу.

По поводу самого Огня. Когда я зажег свой пучок, мне показалось, что он действительно не обжигает. Но пламя было недостаточно большое, всего сантиметров пять. Возможно, это мне просто показалось. Позже я попробовал, естественно снизу, и пламя было горячим, обожгло шею. Но удивило не это, а то, что в этом колышащемся море огня никто не загорелся, не сгорел. Казалось, попади сюда какой-нибудь ответственный по противопожарной безопасности, — его бы сразу хватил удар. Все вокруг в неимоверном восторге размахивали свечами, толкались, пихали друг друга. Моя белая футболка стала совершенно закопченная, вся в тычках от свечей, но ни ожога, ни единого волоска на мне не сгорело.

В общем, только там я понял, что главное – пожалуй, не сам Огонь. Самое поразительное — все-таки атмосфера. Там чувствуется общая христианская, неподдельная радость. Вы обратили внимание, какие в храме бывают замечательные лица? Вот такая вот радость — осмысленная, радость глубоких умных глаз. В общем… не наше это — Православие. То есть — не только наше. Не только бабушкино. Оно — общечеловеческое. Мы привыкли думать, что только мы православные. А оно просто пришло к нам оттуда, где и было с самого начала. Мы разделили эту радость, и я увидел эту общность выходцев из самых разных стран, объединенных Христом. И эта радость любви – она совершенно одинаковая, она одна на всех.

И еще я бы хотел сказать: если вам кажется, что все пропало, что ваша ситуация не имеет выхода, — помолитесь. А, помолившись, не ждите чуда как фокус, не опускайте руки. Постарайтесь приложить усилия, и тогда вы действительно почувствуете помощь Божию.
zhdanova.olga, скажите пожалуйста, почему вы разместили этот материал здесь, в теме Океаны о её опыте? Что вы хотели сказать этим текстом? Для вас автор статьи Курбатов является большим просветленным авторитетом в православии? Извините, но я правда не поняла.
Дайте пожалуйста свой комментарий к приведенному вами тексту.

Не секрет ни для кого, что толпы праздных туристов едут сейчас куда угодно, и к схождению благодатного огня едет много ...ммм...не совсем подготовленных молитвой людей. Как сделать так, чтобы божественный огонь не обжёг их? Правильно, создать максимальное количество кордонов. Забыть их внести в список. Устроить давку. Всё же нормально, не так ли?

Нет ничего предосудительного в том, что человек, далекий от церкви, даёт своё видение и мнение о православии и своей поездки к "царствию божьему" в каком-то интернетном ресурсе.

Но какое это вся писанина имеет отношение к данной глубокой и далеко не дилетантской теме, я вот этого не поняла.
Такое впечатление у меня сегодня создалось, что многие лазаревцы реагируют на слово церковь и православие[del] как чёрт на ладан.
[/del] очень эмоционально.
Ирина, это я разместила здесь, как пример того, что в критических ситуациях человек обращается к Богу и случается чудо, как ответ на молитву бывает услышан свыше. И еще то необъяснимое, не познанное никем чудо схождения благодатного огня именно в православном храме. И еще потому, что Океана советует молиться утром и вечером. Я высказала свою точку зрения- почему это важно, привела пример.
Даже, Ольга, схождение благодатного огня это чудо из чудес. И только в православном храме такое происходит по сей день под воскресение Христово каждый год, удивительно, правда? Особенно тем, кто там присутствует. Даже через телевизор передаётся ликование восторга от этого чуда, а на месте я бы в обморок наверное упала с моей впечатлительностью)))
Просто вы не подписали статью и я подумала, что вы тоже противница православия и церкви. Даже если так, то это личное дело каждого, я не сужу никого за это. Непонятно почему судят тех, кто ходит молиться в церковь? На сайте Лазарева?
Про утреннюю молитву я знаю и приучила себя к ней уж без малого лет десять; а вот про вечернюю молитву как маленький акт "умирания", очень важновот так для души, спасибо ещё раз Океане за такие простые на первый взгляд практики и опыт, но очень важные для работы над собой.

Аватара пользователя
Ольга Кисткина
Зарегистрированный участник
Сообщения: 0
Зарегистрирован: 17 сен 2011, 14:09
Ник: Ольга Кисткина

Сообщение Ольга Кисткина » 12 ноя 2016, 17:53

Okeana писал(а):Меня часто спрашивают менее опытные последователи системы, с чего лучше начинать работать над собой. Мне кажется, с чего начать и как работать, все же индивидуально. Надо знать конкретную ситуацию (внутреннюю) конкретного человека. Если совсем общо – начинать надо с того, чтобы всем своим существо осознать, что мы управляем миром через свое внутреннее состояние. По опыту писем читателей, даже здесь, на форуме, например, видно, что далеко не все это понимают, хотя и читали книжки. Спрашивают больше про то, как себя вести, как изменить поведение другого, и т.п. Мне самой в свое время приходилось как мантру повторять эту фразу, чтобы снять панику или уныние, когда не было никаких средств изменить внешнюю ситуацию.

Второй общий момент: когда обижаешься или боишься чего-то, что делают или могут сделать другие люди, то надо вспоминать, что не человеческая воля управляет ситуацией, а Божественная. Ни один человек, хотя и имеет свою волю, никогда не сделает вам чего-то, чего не позволит Бог, ибо Божья Воля превыше. Это когда мы себя анализируем, мы можем рассматривать свою волю и как мы ее применили. Когда же речь идет о других и их поведении относительно нас, тут всегда надо видеть лишь Волю Всевышнего.
“Воля Божья блага и совершенна, на всем и на вся” – повторяла я себе такую мантру.

Третий общий момент: молиться утром и вечером, каждый день, независимо от ситуации. Эта простая и давно известная практика прекрасно и глубоко прорабатывает подсознание (душу) на предмет установление правильной системы приоритетов. Дело в том, что каждый день – это прообраз нашей жизни. Каждая ночь – прообраз смерти. Если с утра мы сначала молимся, а потом уже едим, пьем, общаемся, работаем и т.д., то в нашем подсознании формируется тенденция: “для меня Божественное важнее человеческого”. При этом, на мой взгляд, не столь важно, насколько рано утром мы просыпаемся. Не все и не каждый день могут вставать в 4-5 часов, но принципиально, чтобы молитва совершалась утром до начала всех дел. Если в конце дня молимся, то это значит на уровне подсознания, что прожив жизнь, мы готовы ее отпустить и не цепляться за нее. Мы помним о Боге и идем к нему.
Установка в подсознании вот этой самой системы приоритетов – сначала Бог, потом мое человеческое, также является одним из важнейших общих моментов. Это, вообще, смысл всей работы над собой.

Четвертое важное: для того, чтобы устанавливать правильную систему приоритетов, желательно вообще понимать, из чего состоит система “человек-Бог”. Для этого надо прочитать/прослушать хотя бы процентов 80 того, что написал/сказал Сергей Николаевич Лазарев и впитать, обобщить в себе эту информацию.
Если коротко, выглядит это так: самый примитивный, поверхностный уровень – это тело и все его потребности. Потом сознание и дух, наша личность, эго. Потом душа, которая глубже и объемней всего. С.Н выделает в человеке 33 уровня души. Нижние слои души и связаны, собственно, с телом и духом, но дальше начинается интересней. Человеческие чувства, любовь – это глубоко и захватывает сразу много слоев. Не буду углубляться.
Над человеческими чувствами идет т.н ангельский уровень – сверхспособности. Это слои души, которые выходят на тонкие планы и уже не связаны с жизнью одного тела – то, что откладывается там, может тянуться не одну жизнь. Далее – самые глубокие слои души называются энергия, время и информация. Это все – тварное. Глубже информации уже только любовь – это нетварное, это вечное, это Бог.

Ну а дальше все просто.))) Анализируем себя, смотрим, понимаем, зацепочка за какую человеческую ценность закрывает от нас любовь. На что мы променяли любовь, из-за чего становимся агрессивными, унылыми, ленивыми и пр. ? Определяем это как понятие, которое отзывается в душе.
Определяем как правило тогда, когда у нас что-то из этих понятий, ценностей рушится, и мы испытываем страх, уныние, недовольство, агрессию. Или испытывали – в прошлом. Вот тут и надо пытаться понять, разрушение какой ценности не переносим? Поняв же, молиться примерно так: “Господи, помоги мне с любовью и радостью принять от тебя разрушение, унижение (того-то и того-то) как драгоценную помощь для раскрытия моего вечного, Божественного “Я” и умножения любви к Тебе!”.
В такой молитве мы конкретно убеждаем свою душу в том, что она должна отцепиться от чего-то малоценного и уцепиться за дорогое и вечное – любовь. Отбирая одно, даем замену, причем, более качественную. Ощутив любовь, душа всегда успокаивается, что бы у нее перед этим ни отняли.
Молиться же утром и вечером можно по православном молитвослову, Псалтыри (кто христианин), Корану, чему угодно, по своей вере. Тут важен сам акт общения с Богом. В эти молитвенные правила можно и вставлять свои личные молитвы – вышеуказанные. Неплохо бы ходить в храм, ибо чадо Божие не ходит мимо дому Отца своего. Держать посты, исполнять правила, предусмотренные своей религиозной конфессией. Это дисциплинирует и смиряет, тогда как своевольное “я сам все могу, зачем мне церковь” незаметно подпитывает гордыню.

Далее на этом пути будет множество подводных камней. )))
Когда сначала что-то получается, а потом снова скатываешься вниз, и т.д. Когда казалось, что уже все пройдено и проработано, но однажды просыпаешься и понимаешь, что ты опять злой, завистливый, унылый, трусливый и несчастный. Этого не надо бояться – это просто ступени развития, лествица. Система работает, ибо не работать она не может. Вопрос только в глубине и объеме нашей (и всего человечества) кармической загрузки.
Это я к тому, что некоторые, кто уже однажды ощутил себя "чистым и лучистым", и даже прожил в этом состоянии некоторое время, увидел, как наладилось все не только у себя, но и у близких, и т.п., тоже могут получить такой откат. И тогда есть риск испугаться и разувериться, подумав, что "я что-то делаю не так". Не надо, все нормально! Это может оказаться просто порцией негативной кармы человечества, которую любезно дают на проработку тем, кто уже доказал, что способен это делать. ))) Это то, о чем писал апостол Павел: "друг друга тяготы носите".
Мы же хотим попасть в общество будущего? И не только попасть, но и чтобы сама цивилизация сохранилась, а не остаться одним в выжженной пустыне, ведь правда? Вот и надо помогать другим....

Огромное спасибо, Оксана. Еще бы сразу после сна научиться молиться а то сразу же включается программа дел на день!! Подумалось о том что научились за многое благодарить Бога но испытывать постоянное присутствие в Боге с этим сложнее. Может быть и грехов меньше делали с постоянным ощущением своей "вторичности".

Аватара пользователя
zhdanova.olga
Зарегистрированный участник
Сообщения: 720
Зарегистрирован: 15 апр 2012, 17:57
Ник: zhdanova.olga

Сообщение zhdanova.olga » 12 ноя 2016, 17:55

Godislove2012 писал(а):
zhdanova.olga писал(а):
Godislove2012 писал(а): zhdanova.olga, скажите пожалуйста, почему вы разместили этот материал здесь, в теме Океаны о её опыте? Что вы хотели сказать этим текстом? Для вас автор статьи Курбатов является большим просветленным авторитетом в православии? Извините, но я правда не поняла.
Дайте пожалуйста свой комментарий к приведенному вами тексту.

Не секрет ни для кого, что толпы праздных туристов едут сейчас куда угодно, и к схождению благодатного огня едет много ...ммм...не совсем подготовленных молитвой людей. Как сделать так, чтобы божественный огонь не обжёг их? Правильно, создать максимальное количество кордонов. Забыть их внести в список. Устроить давку. Всё же нормально, не так ли?

Нет ничего предосудительного в том, что человек, далекий от церкви, даёт своё видение и мнение о православии и своей поездки к "царствию божьему" в каком-то интернетном ресурсе.

Но какое это вся писанина имеет отношение к данной глубокой и далеко не дилетантской теме, я вот этого не поняла.
Такое впечатление у меня сегодня создалось, что многие лазаревцы реагируют на слово церковь и православие[del] как чёрт на ладан.
[/del] очень эмоционально.
Ирина, это я разместила здесь, как пример того, что в критических ситуациях человек обращается к Богу и случается чудо, как ответ на молитву бывает услышан свыше. И еще то необъяснимое, не познанное никем чудо схождения благодатного огня именно в православном храме. И еще потому, что Океана советует молиться утром и вечером. Я высказала свою точку зрения- почему это важно, привела пример.
Даже, Ольга, схождение благодатного огня это чудо из чудес. И только в православном храме такое происходит по сей день под воскресение Христово каждый год, удивительно, правда? Особенно тем, кто там присутствует. Даже через телевизор передаётся ликование восторга от этого чуда, а на месте я бы в обморок наверное упала с моей впечатлительностью)))
Просто вы не подписали статью и я подумала, что вы тоже противница православия и церкви. Даже если так, то это личное дело каждого, я не сужу никого за это. Непонятно почему судят тех, кто ходит молиться в церковь? На сайте Лазарева?
Про утреннюю молитву я знаю и приучила себя к ней уж без малого лет десять; а вот про вечернюю молитву как маленький акт "умирания", очень важновот так для души, спасибо ещё раз Океане за такие простые на первый взгляд практики и опыт, но очень важные для работы над собой.
Ирина, я тоже православный человек. И, когда прихожу в Храм, очень сильно чувствую положительную, сильную и благотворную для души энергетику. Просто Храм у нас далековато и часто посещать, как того просит душа,- не получается. Ну, зато можно молиться и дома,перед иконами, лишь бы искренне. Можно на природе, да где угодно, по состоянию и потребности души. Но в Храме, конечно, легче, какое-то невыразимое чувство, что пришел домой. ДОМОЙ. И этим все сказано. Что касается других источников, например, фильма "Махабхарата", о нем я узнала, опять же, из семинаров, книг и от людей на форуме. Меня заинтересовало, я посмотрела, мне очень понравилось. И интересен не столько сюжет фильма, сколько та информация, которая подается, а она огромна, поэтому я написала несколько выдержек, которые меня особенно поразили своей глубиной, их я даже законспектировала, когда смотрела фильм. Я вчера читала последнюю 7-ю книгу и обратила внимание на следующие слова Сергея Николаевича (стр.84):"Тот, кто ориентируется на будущее, - тяготеет к религии. Тот, кто ориентируется на прошлое, - тяготеет к науке." А ведь это две стрелы времени, направленные в противоположные стороны. Подумала, может поэтому мы все различаемся? Возможно, разная кодировка полей или, наоборот, идет резонанс каких-то программ в наших полях. Конечно, могут, да и ,наверное, должны быть разногласия, непонимание, как залог нашего развития, но все конфликты и непонимания заканчиваются, если есть желание понять и простить друг друга.

Аватара пользователя
Nadezhda
Зарегистрированный участник
Сообщения: 18
Зарегистрирован: 11 янв 2012, 19:48
Ник: Nadezhda

Сообщение Nadezhda » 12 ноя 2016, 18:48

Большое спасибо, Океана, за ваш опыт. Как всегда интересно ваше видение ДК, с точки зрения психолога. А то, что мы познаем-управляем миром через внутреннее состояние, надо нести в себе не забывая, как "Отче наш..." Но в критические моменты, к сожалению, это уходит. Надо себе сделать пометку какую-то. Я раньше писала себе на бумаге, если проходила очереднуюи тему. Потом носила пометки с собой, на работу и т.д., как напоминание. Так отрабатывала многие темы до автоматизма. Можно же попробовать отработать это, повторять как мантру, что-бы это прошло в подсознание и срабатывало в неординарной ситуации?

Аватара пользователя
Okeana
Зарегистрированный участник
Сообщения: 1097
Зарегистрирован: 20 май 2013, 18:02
Ник: Okeana

Сообщение Okeana » 12 ноя 2016, 19:01

Nadezhda писал(а):Большое спасибо, Океана, за ваш опыт. Как всегда интересно ваше видение ДК, с точки зрения психолога. А то, что мы познаем-управляем миром через внутреннее состояние, надо нести в себе не забывая, как "Отче наш..." Но в критические моменты, к сожалению, это уходит. Надо себе сделать пометку какую-то. Я раньше писала себе на бумаге, если проходила очереднуюи тему. Потом носила пометки с собой, на работу и т.д., как напоминание. Так отрабатывала многие темы до автоматизма. Можно же попробовать отработать это, повторять как мантру, что-бы это прошло в подсознание и срабатывало в неординарной ситуации?
Надежда, нужно! Без глубинного, на уровне костного мозга уже, понимания/принимания этого момента, что мы управляем миром своим внутренним состоянием, вся остальная информация в системе рискует остаться просто разглагольствованием и болтанкой для ума, но не даст серьезных , глубоких изменений. А дальше остается лишь за этим своим внутренним состоянием внимательно следить. И это, как раз, хорошо отучает видеть соринки в чужих глазах, не замечая бревен в своем, и т.д., отучает "париться" по поводу того, как ведут себя близкие, и прочая, прочая. Смотри в себя и виждь, как говорится, - что там, то через некоторое время будет и снаружи.
Оксана Альберти

Аватара пользователя
Nadezhda
Зарегистрированный участник
Сообщения: 18
Зарегистрирован: 11 янв 2012, 19:48
Ник: Nadezhda

Сообщение Nadezhda » 12 ноя 2016, 20:08

Nadezhda - 12 Ноя. 2016 22:48

Большое спасибо, Океана, за ваш опыт. Как всегда интересно ваше видение ДК, с точки зрения психолога. А то, что мы познаем-управляем миром через внутреннее состояние, надо нести в себе не забывая, как “Отче наш...” Но в критические моменты, к сожалению, это уходит. Надо себе сделать пометку какую-то. Я раньше писала себе на бумаге, если проходила очереднуюи тему. Потом носила пометки с собой, на работу и т.д., как напоминание. Так отрабатывала многие темы до автоматизма. Можно же попробовать отработать это, повторять как мантру, что-бы это прошло в подсознание и срабатывало в неординарной ситуации?

Надежда, нужно! Без глубинного, на уровне костного мозга уже, понимания/принимания этого момента, что мы управляем миром своим внутренним состоянием, вся остальная информация в системе рискует остаться просто разглагольствованием и болтанкой для ума, но не даст серьезных , глубоких изменений. А дальше остается лишь за этим своим внутренним состоянием внимательно следить. И это, как раз, хорошо отучает видеть соринки в чужих глазах, не замечая бревен в своем, и т.д., отучает “париться” по поводу того, как ведут себя близкие, и прочая, прочая. Смотри в себя и виждь, как говорится, - что там, то через некоторое время будет и снаружи.
Подпись

Оксана Альберти
Интересно получается смотреть, нет отслеживать, как вы говорите, свое внутреннее состояние. Не нравится ситуация снаружи, заглядывай быстренько в свое внутренне зеркальное отражение и наводи порядок там. Все просто, как дважды два. Как говориться, "нечего на зеркало пенять". "Смотри в себя и виждь, что там.." тронуло до глубины. Это от святых отцов наших, что-то церковно- славянское, наверное.

A-V
Зарегистрированный участник
Сообщения: 169
Зарегистрирован: 01 июл 2015, 12:29
Ник: A-V

Сообщение A-V » 13 ноя 2016, 06:05

Спасибо, Okeana! Давно заметил, что Ваши комментарии назидательны. В них каждое слово продуманно и наполнено смыслом. Ничего лишнего. Были бы рядом, то
:handshake: или :kiss:

Аватара пользователя
Романова Елена
Зарегистрированный участник
Сообщения: 131
Зарегистрирован: 30 дек 2012, 05:28
Ник: Романова Елена

Сообщение Романова Елена » 13 ноя 2016, 07:55

Эта тема бальзам на душу! Спасибо! :handshake: Люблю всех вас :rose: Молча присоединяюсь к вышесказанному.
По поводу автоматизма-стараюсь по дороге на работу либо читать "Отче наш" либо повторять,что "Абсолютно принимаю божественную волю с любовью и благодарностью",чтобы лишние мысли типа недовольства какой-либо ситуацией не лезли в голову. Становится легче.
"Любовь — над бурей поднятый маяк, не меркнущий во мраке и тумане"


Вернуться в «Коллективный разум»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя