Считала, что нашла волшебный рецепт

Обсуждение писем читателей, приходящих на сайт С.Н. Лазарева
Луна.
Модератор
Сообщения: 2482
Зарегистрирован: 10 мар 2013, 09:39
Ник: Луна

Считала, что нашла волшебный рецепт

Сообщение Луна. » 17 мар 2021, 10:01

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!

Спасибо Вам огромное за Ваши труды и Отцу Небесному за Вас!

Долго собиралась Вам написать, но с одной стороны как-то стыдно обращаться, учитывая, что в книгах Ваших действительно есть все нужные ответы и инструкции. С другой – я с детства страдаю повышенной многословностью, поэтому незаслуженно обременять Ваше внимание, конечно, не хочется. Постараюсь кратко.

Мне 37 лет. К этому возрасту я не накопила практически ничего, кроме лишнего веса и кучи разных вещей – страдаю с юности патологическим накопительством, которое постепенно нарастало с возрастом, борюсь с ним. Почти полное отсутствие друзей и человеческого общения, нет своей семьи, детей и работы. Живу с отцом в его квартире. Есть младший брат, тоже неработающий, игроман.

Мать с отцом развелись, когда я была подростком. Она – очень тяжёлый человек, доставила мне в детстве, и особенно в юности, немало неприятностей; практически изводила меня (как-то раз одна знакомая, побывавшая у меня в гостях, сказала что, увидев её, поняла, почему я такая, только вот какая – не сказала – уклонилась от ответа, видимо, чтобы не обидеть).

У нас сейчас и ситуации, в плане одиночества и отсутствия работы, похожие, - отличие, что в детстве она отца лишилась и смогла всё-таки родить двоих детей – нас. Недавно умерла её в мать – моя бабушка – последняя из моих живых прародителей.

В школе была изгоем, подвергалась постоянно разным унижениям и издевательствам, очень страдала от этого, даже попытка самоубийства была.

От родителей особой поддержки не чувствовала. По-настоящему тёплые отношения были, наверное, только с бабушкой, папиной мамой, которой уже давно нет – водила меня в детстве креститься, стала моей крёстной. Хотя, по мере взросления, мы с ней, как, пожалуй, и со всеми родными, всё больше отдалялись, она всегда очень меня любила. К старости у неё начались помутнения в рассудке. В день перед её смертью я проходила мимо её комнаты, у неё был один из моментов просветления – она мне улыбнулась и позвала меня зайти поговорить, но я не захотела, отговорилась какими-то несуществующими делами, что до сих пор вспоминаю с болью, невозможно жалею и до сих не могу себе простить (вот и сейчас пишу, и слёзы на глазах наворачиваются).

Когда она умирала, я была рядом и старалась ей помочь, но она была уже в состоянии забытья, – не уверена, понимала ли, что я рядом. Утешает только то, что она в тот день не была одна – с ней рядом был её старший сын – папин брат, который жил в другом городе и не имел возможности навещать её слишком часто. Она тоже очень любила его, и у них было время пообщаться побольше.

Сейчас также испытываю большие проблемы в общении с людьми. С мужчинами по жизни не складывалось, – отношения, за редким исключением, были довольно неглубокие и непродолжительные. Те, что сопровождались сильными чувствами и привязанностью, были проблемными. Разрывы, которые чаще всего инициировала не я, переживала весьма тяжело.

Всю жизнь я искала пути изменения раз за разом повторяющегося шаблона возникающих ситуаций и отношений. Находила что-то, но со временем понимала, что это довольно поверхностно и недостаточно.

Несколько лет назад ко мне в руки совершенно случайно попала Ваша первая книга, и, неожиданно для себя, я начала её читать и уже не могла оторваться. Светлые слёзы и тихая радость сопровождали это чтение. Потом уже были и другие книги, и видео, и ещё много разных переживаний, которые до сих пор продолжаются, но это совсем другая история.

Через какое-то время, после этой книги, в моей жизни появился мужчина намного младше меня (хотя мне казалось, что, по сути, во многом взрослее), и почти сразу у нас завязались отношения, в которых он практически перевернул моё представление в нужную сторону. Сначала я летала, но, видимо приняла аванс за заслуженное, и, наконец, пришедшее ко мне личное счастье. Всё больше чувствовала, что по-настоящему люблю его, а он по-настоящему любит меня, и если я однолюб – то это он – мой единственный любимый мужчина на всю жизнь, а я для него – единственная женщина. И в тоже время нарастали, как снежный ком, сложности.

Мы вместе несколько лет (дольше ни с кем отношений не было ни разу), некоторые из которых провели живя вместе, в мусульманском браке. Но между нами возникало всё больше ссор и недопонимания, которые потом начали выливаться в совсем неприглядные сцены между нами, за которые мне больно и стыдно – и за себя, и за него.

Были расставания, потом – воссоединения. Похоже, после насильственного отрыва, во мне усиливалось стремление к Богу и любовь. Он это чувствовал, но я считала, что нашла волшебный рецепт, и теперь знаю точно, что и как делать, чтобы было хорошо. Однако потом, не сумев удержать это устремление, поддаваясь страстям, снова и снова, бывала ткнута в то, как неоправданно заносчива и самонадеянна была, забывая о том, что это – результат Божественной помощи, а не моё личное достижение, и для чего мне эта помощь оказывалась.

Уже начала привыкать к этим качелям: не относилась к ним так тяжело и болезненно, как раньше, списывая их на горячность и вспыльчивость моего мужчины, ведь он всегда, рано или поздно, отходил, и мы опять были вместе. Детей он вроде бы хотел, но постоянно звучала фраза: "Подожди, не сейчас, успеем".

Между тем мы пытались сохранить и укрепить наш союз, несмотря ни на что: и так и сяк, искали решения, вводили какие-то правила, которые должны были помогать нам регулировать наши непростые отношения, но в итоге сейчас всё обстоит так, что мы сейчас, как он говорит, больше не вместе, и уже не будем. Сказал, что ему со мной плохо, и душевно, и физически, и если так будет продолжаться – чувствует, что либо умрёт, либо убьёт меня. Хотя до конца не отпускает, видимся всё реже, и постепенно он всё больше обрубает связующие нас внешние ниточки. Как будто бы при каждой встрече мониторит – нет ли во мне благоприятных изменений, но, замечая лишь всё те же старые грабли, “чик”– и рубит ещё одну. И каждый раз это мне как нож по сердцу отдаётся невыразимой болью, которую я стараюсь скрыть, потому что он не выносит моих слёз, сердится и стремится уйти, грозится прекращением наших свиданий.

От каждой такой желанной встречи – тихая робкая радость, разбавленная огромным количеством разбуженной, вырывающейся наружу и кричащей боли. Глубинное чувство, что всё равно будем вместе, и всё у нас будет хорошо, никуда не делось. Что он тоже любит меня по-прежнему, тоже страдает в душе, но старается не показывать, убедить меня и себя в обратном, считает, что так для нас обоих будет лучше.

Очень велик соблазн сползти в обиды и обвинения, отказаться от любви. И начинаю иногда сползать, но стараюсь вовремя замечать и переубеждать себя, как замечу, что никто тут не виноват, что всё это связано с моим душевным состоянием, что через изменения него, смогу помочь и себе и ему. Стараюсь отпустить его душой, отрешаться, принять, что, возможно, я ошибаюсь, и нет у нас никакого совместного будущего в этой жизни, примириться заранее со всем, что предназначит мне Всевышний. И если в плане замечания есть некоторый прогресс, то с остальным получается, по-моему, не очень – душевная боль нестерпимая.

Нахожу временное спасение – передышку в том, чтобы отгородиться от неё и переключиться на что-то насущное. А потом окунаюсь в неё опять, снова и снова, пока не притупится до состояния какого-то сонного внутреннего ступора, сопровождаемого хронической усталостью, и так до ближайшего эмоционального всплеска.

Диагностирую у себя сильную гордыню, ревность, закрытость, обиды, склонность к осуждению других, зацепки за любимого человека, счастливую судьбу, высшие духовные и душевные ценности, за жизнь, трудности в переносимости обид и унижений (особенно от любимого и близких); за удовольствия зацепка есть тоже. Сильную уничтожающую внутреннюю агрессию, которая автоматически направляется мною на любого человека, давшего хоть малую причину для недовольства. Жёсткость и непримиримость к тому, с чем не согласна. Сильную нехватку любви и доброты к себе и другим людям. Склонность к унынию и чувству вины. Неприятие некоторых моментов прошлого, связанных с подсознательным желанием изменить его. Близкое к Всепоглощающему чувству внутреннего одиночества, своей отдельности от других людей, и какое-то ощущение, что я лишняя в этом мире.

Огромная накопленная внутренняя боль, наверное, следствие того, как часто и долго старалась её подавить, не видя лучшего выхода. Делаю что-либо чаще всего в состоянии какого-то злого напряжения, нередко впадая в суету, сложно заниматься делами без него, (хотя если приложить волевое усилие, то вроде иногда получается, но пока не надолго). Порой вообще трудно начать что-то делать и даже встать с кровати, однако, и когда не делаю ничего, это напряжение тоже присутствует, только менее деятельное и не такое заметное.

Когда с людьми говорю, не покидает ощущение собственной неискренности, сколько бы ни было в моих словах правды. Как стена, которая, если перестать её держать, почти всегда оборачивается выплёскиванием всей этой боли через море слёз, даже если снаружи, вроде бы, ничто не предвещало. Наоборот – бывает, завяжется хорошая тёплая беседа с кем-нибудь, душа открывается – и человек внезапно наблюдает странное преобразование своего внешне весёлого собеседника в заплаканную рёву. И вроде уже понимаю многие причины и следствия, знаю, в чём надо работать над собой и в какую сторону двигаться, но всё больше убеждаюсь, что это знание больше в голове, а вглубь его поселить не так легко.

И в том, насколько на самом деле это трудно – внутренняя работа над собой. Иногда, кажется, что стою на месте, либо двигаюсь такими мелкими шажками, что всё равно, что и нет, иногда – что нахожусь в тупике без выхода. Стараюсь не унывать и не давать хода плохим мыслям о себе и своей судьбе, не терять надежды, отпускать обиды и прощать, быть в душе терпимее ко всему и смиреннее, усиливать стремление к Богу, видеть его за всем сущим, учиться заново открытости и беззащитности. Открывать своё сердце и удерживать эту открытость и устремление.

Понимаю, что мои испытания отчасти от загруженности моих родных и потомков (если Господь даёт их в будущем, на всё воля Его), а в целом – это помощь и мне и им, дабы не отдалялись, а приблизились к Нему. Осознаю, что хватает в моём устремлении внутренней корысти, ожидания, что вот я всё у себя внутри с Божьей помощью налажу, и судьба у меня наладится, – заживу хорошо и счастливо. Что склонна реже вспоминать о Боге, и обращаться к Нему, когда всё хорошо.

Может, кстати, и внутреннее чувство это, что всё будет хорошо, – тоже в какой-то мере испытание, только соблазном, искушением, что раз и так всё будет, то больше ничего не важно и не нужно... И всё пытаюсь, пытаюсь внутренне себя настроить так, чтобы Бог и Любовь для меня были на первом месте, важнее и главнее всего, а не любимый человек, счастливая судьба и ничто другое. Проговариваю про себя это молитвой как мантру, но до сих пор не знаю как это – когда любишь Бога превыше всего. Не получается у меня это пока что. Слов и моего устремления тут, видимо, недостаточно, или просто время нужно им пробиться...

Продолжаю стараться, как умею. Напоминаю себе, что время для меня тоже было за гранью понимания, как это – внутренне поверить по-настоящему, что Бог на самом деле есть, хоть и чувствовала, что мне это необходимо.

Не знаю, конечно, насколько искренна, сильна и чиста моя вера сейчас, но зато чувствую, что она определённо есть, и её стало намного больше, – не только в голове, а и в сердце. И многие другие улучшения всплывают, если воскресить в памяти ту, какой я была раньше.

Но вот как полюбить, да так, чтобы превыше всего? Как будто мешает мне что-то. Нелюбовь к самой себе? Обиды на Него, которые нужно снять через снятие обид на себя, других людей и судьбу? А со снятием обид у меня, похоже, тоже “ох, какие сложности”. Вроде сняла, отпустила, но потом оказывается, что нет, – самый корешок где-то в глубине ещё остаётся…

Может, то, что я вижу в этом волшебную таблетку, которая сама всё решит, как только её раздобудешь, пытаюсь перескочить из первого класса сразу в выпускной, и в итоге не могу выбраться из замкнутого круга? В общем, решила так: не справляешься сама – проси помощи, вот и сподвиглась Вам всё-таки написать, попросить совета: как выполнить эту самую первую, и главную заповедь, – простую, и, в тоже время, далеко непростую? Может, поможете мне понять, как мне дальше стоит над собой работать, на что внимание обратить. Наверняка же ещё есть какие-то «брёвна», которых в себе не замечаю, что бы ни говорила моя самонадеянная гордыня, и надо их тоже как-то обнаружить, куда-то катить, и чем-то переработать, помочь Любви душу мою обременённую расчистить. Надеюсь на Ваш ответ, и что он не только мне полезен будет. Простите, пожалуйста, что получилось не так кратко, как хотелось. И ещё раз спасибо Вам за всё. Любви, мира, терпения и стойкости вашей душе.


Присылайте свои истории на opit@lazarev.ru. Пишите комментарии.

Ваш опыт может помочь другим!

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя